Крупная сделка для унитарного предприятия

Автор: | 30.04.2019

Определение и порядок оформления крупной сделки для ГУП

Да, правомерно. 1. ГУП имеет право подать пакет документов на согласование крупной сделки с приложением подписанного договора. 2. Нет, не вправе, так как договор был подписан до момента определения критерия крупности сделки. 3. Предоставить полный пакет документов с пояснительной запиской о времени подписания договора. Особенности согласования крупной сделки унитарного предприятия раскрыты в рекомендации ниже.

Пункт 1 статьи 23 Федерального закона от 14.11.2002 № 161-ФЗ устанавливает критерии определения крупности сделок унитарных предприятий через союз «или», что дает органам исполнительной власти на местах выбирать критерий крупной сделки для определенной территории (Письмо Минэкономразвития России от 16.04.2014 № Д08И-728).

Возможность последующего одобрения таких сделок унитарного предприятия подтверждена абз.4 пункта 9 Постановления Пленума ВС РФ, ВАС РФ от 29.04.2010 № 10/22.

Обоснование данной позиции приведено ниже в материалах «Системы Юрист».

Рекомендация: Что такое крупная сделка и каков порядок ее совершения унитарным предприятием.

«Несмотря на то что унитарные предприятия имеют множество отличий от хозяйственных обществ, действующее законодательство также устанавливает для них правила о необходимости согласования крупных сделок.

Такие правила имеют свои особенности в части*:

  • определения суммы, которая позволяет определить сделку как крупную;
  • порядка согласования таких сделок.

Что такое крупная сделка унитарного предприятия

Крупная сделка унитарного предприятия (далее – предприятие) – это сделка или несколько взаимосвязанных сделок, которые связаны с приобретением, отчуждением или с возможностью отчуждения предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого*:

  • составляет более 10 процентов уставного фонда предприятия
  • или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом МРОТ, то есть более 5 000 000 руб. (ст. 5 Федерального закона от 19 июня 2000 г. № 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда»).

Такое правило предусматривает статья 23 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее – Закон о предприятиях).

Названная статья предусматривает также некоторые правила одобрения крупных сделок, совершаемых предприятием. Общие требования к одобрению сделок предусмотрены в статье 157.1 Гражданского кодекса РФ. Они применяются, когда отношения не урегулированы Законом о предприятиях.

Обоснование

С 1 сентября 2013 года начала действовать статья 157.1 Гражданского кодекса РФ, посвященная согласию на совершение сделки. Она внесена в кодекс Федеральным законом от 7 мая 2013 г. № 100-ФЗ «О внесении изменений в подразделы 4 и 5 раздела I части первой и статью 1153 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации».

Ее положения являются общими. По отношению к ней имеют приоритет специальные нормы, закрепленные в законах (например, в Законе о предприятиях) или в иных правовых актах (например, в приказе ФМБА России от 1 сентября 2011 г. № 357 «Об организации работы в Федеральном медико-биологическом агентстве по согласованию совершения крупных сделок подведомственным федеральным государственным унитарным предприятиям, а также сделок, связанных с предоставлением займов, поручительств, получением банковских гарантий, иными обременениями, уступкой требований, переводом долга, осуществлением заимствований и других сделок»).

Таким образом, специальное законодательство может устанавливать более строгие требования к порядку одобрения сделки, нежели Гражданский кодекс РФ. В то же время закон об унитарных предприятиях недостаточно регулирует процедуру одобрения сделок.

Когда специальные нормы не устанавливают дополнительных требований, нужно руководствоваться положениями статьи 157.1 Гражданского кодекса РФ.

В каких случаях суд может признать взаимосвязанными несколько сделок, которые в совокупности будут являться для унитарного предприятия крупной сделкой

Законодательство не устанавливает перечень таких случаев. Однако Пленум ВАС РФ указал несколько конкретных признаков, которые могут свидетельствовать о взаимосвязанности сделок*:

  • единая хозяйственная цель при заключении сделок;
  • общее хозяйственное назначение проданного имущества;
  • консолидация всего отчужденного по сделкам имущества в собственности одного лица;
  • непродолжительный период времени между совершением нескольких сделок.

Такие признаки перечислены в подпункте 4 пункта 8 постановления Пленума ВАС РФ от 16 мая 2014 г. № 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью» (далее – постановление № 28).

Дело в том, что разъяснения, содержащиеся в постановлении № 28, применяются не только к сделкам, которые совершают хозяйственные общества, но также (если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений) и к сделкам следующих юридических лиц (п. 13 постановления № 28)*:

  • государственных и муниципальных унитарных предприятий;
  • кооперативов;
  • автономных учреждений;
  • иных некоммерческих организаций.

Еще до того как Пленум ВАС РФ дал эти разъяснения, из судебной практики следовало, что риск признания сделок взаимосвязанными существенно возрастает, если*:

  • сделки однородны и совершены с одними и теми же лицами за короткий промежуток времени;
  • отчуждаемое или приобретаемое по сделкам имущество связано единым технологическим процессом или единым целевым назначением;
  • сделки направлены на достижение единых правовых последствий или единой цели.

Суды признавали сделки взаимосвязанными, если одновременно имели место несколько из перечисленных признаков.

Кроме того, теперь при рассмотрении дел, которые связаны с оспариванием крупных сделок, судам понадобится сопоставлять стоимость имущества, отчужденного по всем взаимосвязанным сделкам, с балансовой стоимостью активов на последнюю отчетную дату. Такой датой будет считаться дата бухгалтерского баланса, которая предшествует заключению первой из сделок (абз. 2 подп. 4 п. 8 постановления № 28).

Предприятие заключает договор, который не связан с передачей или получением права на какое-либо имущество. Однако сумма такого договора превысит установленные законом пределы. Нужно ли предприятию согласовывать этот договор с собственником имущества

По этому вопросу позиция судов расходится.

Согласно одной позиции, которую можно найти в судебной практике, приобретение, отчуждение или возможность отчуждения имущества означает не только передачу или получение права собственности на какое-либо имущество.

Так, если предприятие заключает договор подряда либо договор возмездного оказания услуг, то такой договор также считается крупной сделкой в том случае, когда ее сумма будет превышать названные выше пределы.

Исходя из этой судебной позиции обязательным является получение согласия собственника при заключении всех сделок, сумма которых превышает установленные законом пределы. Поэтому предприятию, чтобы заключить такую сделку, нужно получить согласие собственника.

Пример из практики: суд удовлетворил иск прокурора о признании недействительным договора подряда, заключенного предприятием. При этом суд указал на то, что согласие собственника требуется для заключения всех сделок, сумма которых превышает установленные законом пределы

Федеральное государственное унитарное научно-производственное геологическое предприятие «И.» (генподрядчик) и ОАО «С.» (субподрядчик) заключили договор на выполнение сейсморазведочных работ. Цена сделки, то есть стоимость работ, которые подлежали выполнению субподрядчиком, составила 161 389 400 руб. 00 коп.

Прокурор обратился в суд с иском о признании этого договора недействительным. По его мнению, договор подряда является крупной сделкой, на совершение которой требуется согласие собственника, а согласия собственника предприятие не получило.

Суд удовлетворил иск прокурора. Довод предприятия о том, что положения статьи 23 Закона о предприятиях не подлежат применению к квалификации этой сделки, суд отклонил. Свой довод предприятие основывало на том, что предметом сделки является не имущество, а выполнение подрядных работ.

По мнению суда, такой вывод является необоснованным и противоречит позиции ВАС РФ, которую он изложил в определении от 12 мая 2011 г. № ВАС-5532/11. Согласно этой судебной позиции при применении статьи 23 Закона о предприятиях под имуществом нужно понимать не только исключительно недвижимое имущество, но и деньги, которые в соответствии со статьей 128Гражданского кодекса РФ отнесены законодателем к имуществу. Указанная статья, по мнению суда, императивно устанавливает обязательность получения согласия собственника для заключения всех сделок, сумма которых превышает установленные законом пределы (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 30 декабря 2011 г. № 07АП-9726/11 по делу № А45-13527/2011).

Аналогичную позицию применил суд и при приобретении требования по договору цессии.

Так, суд указал: поскольку оплата за уступку права требования задолженности за потребленную электроэнергию в размере, который превышает 10 процентов уставного фонда предприятия, является формой отчуждения принадлежащего ему имущества, то для заключения такого договора по правилам статьи 23Закона о предприятиях нужно получить согласие собственника (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 18 октября 2011 г. по делу № А67-7762/2010).

Однако такой подход разделяют не все суды. Спорность вопроса состоит в том, как воспринимают суды такую сделку предприятия, – относится ли она к приобретению или отчуждению имущества, или же деньги в ней выступают лишь в качестве средства платежа.

Более верной представляется позиция, высказанная ВАС РФ.

Согласно этой судебной позиции получение предприятием или отчуждение предприятием денежных средств по договору подряда не является предметом самого договора подряда, а является средством оплаты работ по договору. Поэтому на договоры на выполнение подрядных работ не распространяется требование закона в части необходимости согласования крупных сделок (определения ВАС РФ от 28 апреля 2009 г. № ВАС-4768/09,от 24 июня 2009 г. № ВАС-7636/09).

Подтверждается такой подход и позицией федеральных арбитражных судов.

Например, согласно одной из них, суд, анализируя заключенный предприятием договор подряда, указал, что «… заключение и исполнение сделки с истцом направлено на приобретение ответчиком платных работ, необходимых для уставной деятельности ответчика. Факта отчуждения ответчиком принадлежащего его собственнику имущества ответчиком не доказано. То обстоятельство, что деньги также являются имуществом (статья 128 Гражданского кодекса Российской Федерации), не свидетельствует о том, что в рассматриваемом случае имело место отчуждение имущества собственника, а не приобретение результатов работ за плату» (постановление ФАС Московского округа от 18 января 2012 г. по делу № А40-29536/11-111-256, определением ВАС РФ от 12 мая 2012 г. № ВАС-5664/12 отказано в передаче дела для пересмотра в порядке надзора).

Пример из практики: суд отказал в иске Комитету по управлению имуществом администрации городского поселения о признании недействительным заключенного предприятием договора на оказание транспортных услуг. Суд исходил из того, что такой договор не был направлен на приобретение или отчуждение имущества предприятия

ООО «К.» (исполнитель) и предприятие (заказчик) заключили договор на оказание транспортных услуг.

В соответствии с ним исполнитель в течение срока его действия обязался по заявкам заказчика оказывать ему транспортные услуги на транспорте, машинах, механизмах, а заказчик обязался их оплачивать в соответствии с условиями договора.

Комитет по управлению имуществом администрации Чайковского городского поселения обратился в арбитражный суд с иском о признании данного договора недействительным. По мнению комитета, договор является крупной сделкой, согласие на заключение которой предприятие от собственника имущества не получило.

Поскольку предприятие не получило согласия, то собственник его имущества вправе обращаться в суд с исками о признании оспоримой сделки с имуществом предприятия недействительной, а также с требованием о применении последствий недействительности ничтожной сделки (п. 3 ст. 20 Закона о предприятиях).

Однако суд отказал в иске комитету. Суд указал, что:

  • оспариваемый договор предприятие заключило в процессе обычной хозяйственной деятельности;
  • данная сделка не была направлена на приобретение или отчуждение имущества предприятия.

Совершение такой сделки соответствует его уставу и, следовательно, не требует согласия собственника имущества (постановление ФАС Уральского округа от 26 июня 2012 г. № Ф09-4787/12 по делу № А50-18744/2011).

Тем не менее все же нужно учитывать, что более поздняя практика ВАС РФ придерживается первой, противоположной позиции, согласно которой статья 23 Закона о предприятиях «императивно устанавливает обязательность получения согласия собственника для заключения всех сделок, сумма которых превышает установленные законом пределы», то есть и для договоров подряда (определение ВАС РФ от 12 мая 2011 г. № ВАС-5532/11).

Совет

Учитывая спорность вопроса о согласовании с собственником сделки, которая превышает установленные законом пределы, разное отношение к этому вопросу судов, а также позицию ВАС РФ в определении от 12 мая 2011 г. № ВАС-5532/11, предприятию лучше получить согласие собственника. В ином случае если собственник имущества предприятия все же обратится с иском в суд о признании такой сделки недействительной, то предприятие рискует тем, что суд может быть на стороне истца.

В некоторых случаях суды говорят об осуществлении «обычной хозяйственной деятельности».

Закон не устанавливает, какие именно сделки относятся к обычной хозяйственной деятельности.

Вместе с тем, Пленум ВАС РФ указал, что под обычной хозяйственной деятельностью нужно понимать любые операции, которые приняты в текущей деятельности, независимо от того, совершало ли предприятие такие сделки ранее (абз. 3 п. 6 постановления № 28).

В частности, к сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, могут относиться сделки*:

  • по приобретению сырья и материалов, необходимых для ведения производственно-хозяйственной деятельности;
  • по реализации готовой продукции;
  • по получению кредитов для оплаты текущих операций.

Например, обычной хозяйственной деятельностью суд может посчитать сделку, которая направлена на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи (абз. 4 п. 6 постановления № 28).

В то же время постановление № 28 внесло важное уточнение: нельзя отнести сделку к обычной хозяйственной деятельности лишь на основании факта того, что*:

  • сделка совершена в рамках вида деятельности, который указан в ЕГРЮЛ или уставе в качестве основной,
  • и (или) предприятие имеет лицензию на право вести данный вид деятельности.

Такие разъяснения приведены в абзаце 5 пункта 6 постановления № 28.

Согласно разъяснениям ВАС РФ по практике применения Федерального закона от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», сделка, совершенная «в процессе обычной хозяйственной деятельности», – это сделка, которая существенно не отличается по своим основным условиям от аналогичных сделок, неоднократно совершавшихся до этого должником в течение продолжительного периода времени (абз. 4 п. 14 постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»»; далее – постановление № 63).

Данное разъяснение суды применяют и в спорах о недействительности крупных сделок.

Предприятие планирует совершить сделку в рамках обычной хозяйственной деятельности. Сделка не связана с отчуждением (приобретением) имущества, но ее стоимость превышает установленные пределы. Нужно ли предприятию получать согласие собственника в этом случае

Позиция судов по этому вопросу неоднозначна. Одни суды отклоняют довод предприятия о том, что оно совершило сделку в процессе обычной хозяйственной деятельности. И указывают, что предприятие все равно должно получить согласие собственника, несмотря на это обстоятельство. Другие же суды, наоборот, полагают, что получать согласие в этом случае не обязательно.

То есть если, например, предприятие, которое занимается реставрационной деятельностью, заключает очередной договор (контракт) на выполнение проектных работ и он по своей стоимости подпадает под признаки крупной сделки, то нет необходимости в получении согласия собственника.

Пример из практики: суд отказал в признании договора на выполнение проектных изысканий для проектирования ничтожной сделкой, поскольку его заключение является обычной хозяйственной деятельностью предприятия

Государственное предприятие институт «О.» (ГПИ, заказчик) и ЗАО «Н.» (подрядчик) заключили договор на выполнение инженерных изысканий для проектирования. Территориальное управление Росимущества (ТУ Росимущества, истец) обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО «Н.» о признании этого договора ничтожным. По мнению ТУ Росимущества, данная сделка являлась крупной, а ГПИ разрешения на ее совершение не имело.

Суд отказал ТУ Росимущества в иске, указав следующее. В соответствии с уставом ГПИ целями создания данного предприятия являются выполнение работ, оказание услуг в целях удовлетворения общественных потребностей и получения прибыли. Для осуществления этих целей предприятие осуществляет следующие основные виды деятельности, в том числе:

  • составляет проектно-сметную документацию на теплоснабжение, водоснабжение, канализование, электроснабжение и связь;
  • вступает в договорные правовые отношения с предприятиями, учреждениями, организациями всех форм собственности, в том числе и с зарубежными, а также с гражданами. Привлекает в необходимых случаях на хоздоговорных условиях к выполнению работ другие проектные, конструкторские, изыскательские и научно-исследовательские организации.

Исходя из смысла пункта 1 статьи 23 Закона о предприятиях и положений устава ГПИ, взятых в совокупности, ГПИ, вступая в договорные отношения с ЗАО «Н.» по выполнению инженерных изысканий для проектирования, совершило сделку, направленную на достижение уставных целей.

Оплачивая по договору инженерные изыскания для проектирования, ГПИ получило встречное эквивалентное предоставление в виде результата выполненных работ.

Таким образом, действия ГПИ не были направлены прямо или косвенно на отчуждение или приобретение имущества. Поскольку в рамках оспариваемого договора ГПИ было заказчиком, заключение и исполнение данного договора являлось его обычной хозяйственной деятельностью. А такая деятельность не требует согласия собственника имущества унитарного предприятия (постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17 декабря 2010 г. по делу № А46-6705/2010, постановлением ФАС Западно-Сибирского округа от 7 апреля 2011 г. оставлено без изменения).

К аналогичным выводам пришел арбитражный суд и в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 19 ноября 2010 г. по делу № А56-85521/2009.

В частности, суд указал, что целью заключенной сделки было не приобретение либо отчуждение имущества предприятия, а приобретение топлива для целей обычной деятельности предприятия.

Таким образом, договор не является крупной сделкой по смыслу статьи 23 Закона о предприятиях, поскольку стороны совершили сделку в процессе обычной хозяйственной деятельности предприятия (

Профессиональная справочная система для юристов, в которой вы найдете ответ на любой, даже самый сложный вопрос.
Попробуйте бесплатно В чем особенности крупных сделок предприятий
Ведут ли предприятия «обычную деятельность»
Чем рискует контрагент унитарного предприятия Заключение договора с унитарным предприятием может стать для юриста компании настоящим испытанием. Проверка юридической чистоты такого договора требует погружения в специальное законодательство. Так, для унитарных предприятий нет понятия «обычной» сделки. Любая их сделка может быть признана крупной.

Понятие и процедура одобрения крупной сделки унитарного предприятия в корне отличаются от аналогичных институтов, которые закреплены в законодательстве о хозяйственных обществах. В этой статье представлен анализ возможных подводных камней, с которыми может столкнуться компания при заключении контракта с унитарным предприятием. У судов нет однозначного понимания крупной сделки

Государственные или муниципальные предприятия распоряжаются движимым имуществом самостоятельно, а недвижимым – только с согласия собственника. А федеральные казенные предприятия могут распоряжаться и движимым, и недвижимым имуществом только с согласия собственника (ст. 18, 19 Федерального закона от 14.11.02 № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее – закон об унитарных предприятиях)). Более того, устав предприятия может содержать указание на иные виды сделок, совершение которых возможно только с согласия собственника. Как правило, контрагенты прекрасно знают об этих особенностях. Так что если речь идет о рядовой сделке, то особых проблем, как правило, не возникает. Совсем другая ситуация с крупными сделками. Закон об унитарных предприятиях практически не раскрывает процедуры их одобрения, а признаки крупной сделки неоднозначно понимаются судебными инстанциями.

ЦИТИРУЕМ ДОКУМЕНТ

Крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более 10 процентов уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом МРОТ (ст. 23 закона об унитарных предприятиях). Для определения размера крупной сделки установлено два критерия: относительный (сумма сделки превышает 10 процентов уставного фонда) и абсолютный (сумма сделки превышает 5 млн рублей). Сделка является крупной, если стоимость приобретаемого или отчуждаемого имущества соответствует хотя бы одному критерию. Как правило, сделки признаются крупными на основании относительного критерия (постановление Федерального арбитражного суда Дальневосточного округа от 29.02.08 № Ф03-А59/08-1/305).

Крупная сделка возможна в процессе обычной хозяйственной деятельности

Сделки, которые совершают акционерные общества и общества с ограниченной ответственностью в ходе обычной хозяйственной деятельности, по определению крупными не являются (ст. 78 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», ст. 46 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»). В судебной практике ранее встречались попытки применить по аналогии эту норму и к крупным сделкам унитарных предприятий (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.12.06 № А05-6879/2006-32). Однако в настоящий момент судебная практика пришла к другому подходу: к сделкам унитарных предприятий понятие обычной хозяйственной деятельности неприменимо. Как отметил Высший арбитражный суд в своем определении от 06.04.07 № 3974/07: «Режим совершения унитарным предприятием крупных сделок распространяется на любые сделки, отвечающие формальным критериям, установленным в пункте 1 статьи 23, даже если сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности.

Данное обстоятельство продиктовано волей законодателя усилить контрольные полномочия собственника за деятельностью унитарных предприятий». Эта позиция нашла свое отражение, в частности, в постановлениях федеральных арбитражных судов Северо-Западного округа от 14.11.07 № А42-1590/2007, Уральского округа от 06.08.08 № Ф09-5500/08-С4.

СОВЕТ В ТЕМУ: Заключая сделку с унитарным предприятием, необходимо установить его собственника

Как ни странно, это может оказаться довольно сложной задачей. Практика показывает, что ошибки при установлении собственника допускают даже суды (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 29.11.07 № А56-7418/2007). Принадлежность предприятия определяется в актах соответствующих органов власти, актах приема-передачи имущества и, конечно, в уставе предприятия.

Почти каждая сделка попадает в зону риска

Крупные сделки унитарных предприятий имеют и другие особенности. Статья 128 Гражданского кодекса к объектам гражданских прав относит вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, работы и услуги; интеллектуальную собственность; нематериальные блага. Теперь представим, что договором, который заключает предприятие, не предусмотрено отчуждение или приобретение какого-либо недвижимого имущества, а предметом договора является, например, оказание предприятием услуг на сумму, превышающую 10 процентов его уставного фонда. Возникает вопрос: нужно ли на заключение такого договора получить согласие собственника? Арбитражная практика отвечает на него утвердительно (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14.11.07 № А42-1590/2007). >Спорным является и вопрос об отнесении к разряду крупных такой сделки, которая предусматривает получение или выплату предприятием денежных средств. Ответ на этот вопрос зависит от того, можно ли считать, что имущество, о котором говорится в статье 23 закона об унитарных предприятиях, включает в себя и денежные средства.

Так, Высший арбитражный суд рассмотрел иск компании к предприятию, которое в качестве подрядчика заключило договор о выполнении работ и соответственно приняло на себя обязательства по их оплате. Судьи решили, что «договор не предусматривал отчуждение ответчиком своего имущества». Не предусматривал он и приобретение имущества предприятием. В связи с этим оснований для применения статьи 23 закона об унитарных предприятиях не имеется (определение от 31.07.08 № 10088/08). Но по этому вопросу существует и прямо противоположная позиция. Федеральный арбитражный суд Уральского округа отметил, что, согласно статье 128 Гражданского кодекса, деньги (денежные средства) являются имуществом. Поэтому договор, по которому предприятие обязуется перечислить контрагенту денежную сумму, может подпадать под понятие крупной сделки (постановление от 06.08.08 № Ф09-5500/08-С4). В связи с отсутствием у судов единой позиции компаниям-контрагентам в таких спорных случаях лучше просить предоставить согласие собственника на сделку.

Бесполезно ссылаться на то, что уставный фонд не достигал законного минимума

Согласно ныне действующему законодательству, размер уставного фонда государственного предприятия должен составлять не менее чем 5 тыс. МРОТ, установленных на дату госрегистрации предприятия, то есть не менее 500 000 рублей. Однако в настоящий момент у некоторых унитарных предприятий размер уставного фонда не достигает даже 100 тыс. рублей. Получается, что любая сделка такого предприятия на сумму более 10 тыс. рублей является крупной и требует согласия собственника имущества (постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 09.01.08 № А52-770/2007).

В судебной практике встречаются случаи, когда контрагент предприятия, отстаивая действительность сделки, ссылается на то, что уставный фонд предприятия не был увеличен до размеров, установленных статьей 12 закона об унитарных предприятиях. В связи с этим якобы невозможно определить критерий отнесения сделки к разряду крупных. Однако судами кассационной инстанции такие ссылки, как правило, отклоняются (постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 05.04.07 № Ф09-2324/07-С4).

ВОПРОС В ТЕМУ: Может ли мировое соглашение, заключенное в суде, рассматриваться как крупная сделка?
В результате подписания мирового соглашения предприятие может произвести отчуждение или приобрести имущество. Поэтому его заключение предприятие обязано предварительно согласовать с собственником имущества (постановления федеральных арбитражных судов Северо-Кавказского округа от 24.10.07 № Ф08-6948/2007 и от 14.05.08 № Ф08-346/2008, Поволжского округа от 24.01.08 № А57-11141/05-4).

Несоблюдение требования об одобрении крупной сделки делает ее ничтожной

В отличие от законов о хозяйственных обществах закон об унитарных предприятиях ничего не говорит о возможности признания недействительной крупной сделки, совершенной без согласия собственника. Не определен и круг лиц, имеющих право обращаться с соответствующим иском в суд. Получается, поскольку сделка, не соответствующая закону, ничтожна, если закон не устанавливает ее оспоримости (ст. 168 ГК РФ), крупная сделка предприятия, не согласованная с собственником, является ничтожной (постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 08.05.07 № КГ-А41/3372-07-1,2, от 18.10.07 № КГ-А40/10683-07). В силу своей ничтожности крупная сделка, совершенная предприятием без согласия собственника, не может быть одобрена им после ее совершения. В этом еще одно отличие крупных сделок, заключаемых предприятиями от аналогичного института в законодательстве об АО и ООО.

Нужно ли получать согласие собственника имущества унитарному предприятию, если размер оплаты за оказанные им услуги превысит 10 млн. рублей? Отвечают эксперты службы Правового консалтинга ГАРАНТ Руслан Габбасов и Аркадий Серков.

Казенное предприятие собирается перезаключить договор с соседним предприятием по предоставлению ему услуги по очистке сточных вод. Сумма договора составляет более 10 млн. руб. Нужно ли казенному предприятию получать согласие собственника имущества предприятия для совершения указанной сделки?

Согласно п. 1 ст. 23 Федерального закона от 14.11.2002 N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» (далее — Закон N 161-ФЗ) крупной сделкой является сделка или несколько взаимосвязанных сделок, связанных с приобретением, отчуждением или возможностью отчуждения унитарным предприятием прямо либо косвенно имущества, стоимость которого составляет более 10% уставного фонда унитарного предприятия или более чем в 50 тысяч раз превышает установленный федеральным законом минимальный размер оплаты труда.

Следует учитывать, что деньги отнесены гражданским законодательством к имуществу (ст. 128 ГК РФ) и, следовательно, получение предприятием оплаты за услуги также является приобретением имущества.

Безусловно, можно сказать, что деньги являются особым видом имущества, выступающего и в роли собственно меры оценки самого обязательства, и в роли средства платежа, то есть практически любой возмездный договор связан с их приобретением или отчуждением. В связи с эти возникают вопросы к формулировке рассматриваемой нормы, которая говорит не о любых возмездных сделках, а описывает некую отдельную категорию.

Тем не менее большая часть судебной практики исходит из того, что договор, по которому происходит приобретение денежных средств в качестве оплаты, также подпадает под описание крупной сделки, данное в п. 1 ст. 23 Закона N 161-ФЗ. Соответственно, к таким сделкам могут относиться и договоры возмездного оказания услуг, в которых унитарное предприятие выступает исполнителем (смотрите постановление ФАС Уральского округа от 13.11.2008 N Ф09-8328/08-С5, а также решение Арбитражного суда г. Москвы от 13.04.2012 по делу N А40-13534/12-148-124, оставленное без изменений постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 12.07.2012 N 09АП-14132/12, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 09.06.2010 N 09АП-11992/2010, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.11.2012 N Ф02-4541/12, постановление ФАС Поволжского округа от 13.12.2012 N Ф06-9526/12, постановление ФАС Уральского округа от 28.10.2011 N Ф09-6735/11).

Для целей гражданского законодательства величина МРОТ признается равной 100 рублям (ст. 5 Федерального закона от 19.06.2000 N 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда»). Соответственно, для унитарного предприятия крупной является сделка, связанная с приобретением имущества стоимостью более 5 миллионов рублей.

Таким образом, с учетом сказанного выше, договор, по которому унитарное предприятие должно получить оплату в размере 10 миллионов рублей, является для него крупной сделкой, и для ее совершения требуется согласие собственника имущества предприятия (п. 3 ст. 23 Закона N 161-ФЗ).

С текстами документов, упомянутых в ответе экспертов, можно ознакомиться в справочной правовой системе ГАРАНТ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *