Ст 4 ФЗ 123

Автор: | 02.05.2019

Статья 7. Конфиденциальность персональных данных

Постановление Верховного Суда РФ от 16.12.2016 N 78-АД16-38 Требование: Об отмене постановления о привлечении к ответственности по ст. 17.7 КоАП РФ за невыполнение законных требований должностного лица, осуществляющего производство по делу об административном правонарушении. Решение: Требование удовлетворено в части, поскольку требование о рассмотрении вопроса о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц, допустивших нарушения требований федерального законодательства, является правом, а не обязанностью работодателя, производится в законодательно установленном порядке. Содержащееся в представлении заместителя прокурора императивное требование о рассмотрении вопроса о привлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности противоречит нормам действующего законодательства.

В силу статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 152-ФЗ «О персональных данных» (далее — Закон о персональных данных) операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Определение Верховного Суда РФ от 24.11.2016 N 305-КГ16-16632 по делу N А41-80929/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании незаконными действий. Решение: В передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ отказано, поскольку дело не подлежало рассмотрению в арбитражном суде, в связи с чем суд округа прекратил производство по делу.

Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь статьями 11, 198, 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статьей 7 Федерального закона от 27.06.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», статьями 5, 15 Федерального закона от 22.12.2008 N 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации» отказали в удовлетворении заявленных требований. Суды исходили из того, что ходатайство о проведении закрытого судебного заседания в связи с необходимостью сохранения охраняемой законом тайны в ходе рассмотрения дела предпринимателем не заявлялось, условия отнесения информации о его недвижимом имуществе к охраняемой законом тайне не обосновывалось; действующим законодательством не предусмотрено удаление копий судебных актов, размещенных в электронном виде, а также внесение в них каких-либо исправлений.

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 18.10.2016 N АПЛ16-409 Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 18.07.2016 N АКПИ16-421, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующим приказа Минфина Российской Федерации от 23.09.2015 N 148н «О внесении изменений в приказ Министерства финансов Российской Федерации от 12.11.2013 N 107н».

Операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом (статья 7).

Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 21.09.2016 N 50-АПГ16-9 Об оставлении без изменения решения Омского областного суда от 12.05.2016, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании недействующими пункта 2 статьи 5 и статьи 7 Закона Омской области от 27.11.2015 N 1824-ОЗ «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в муниципальном и межмуниципальном сообщении, водным транспортом в пригородном и межмуниципальном сообщении и железнодорожным транспортом в пригородном сообщении на территории Омской области».

Союз — Некоммерческое партнерство содействия развитию качества и безопасности перевозок «Саморегулируемая организация» «Омские перевозчики» (далее — СНП «СРО «Омские перевозчики») обратилось в суд с заявлением о признании недействующими пункта 2 статьи 5 и статьи 7 Закона Омской области от 27 ноября 2015 года N 1824-ОЗ «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в муниципальном и межмуниципальном сообщении, водным транспортом в пригородном и межмуниципальном сообщении и железнодорожным транспортом в пригородном сообщении на территории Омской области», ссылаясь на противоречие данных норм пункту 1 статьи 4 Федерального закона от 14 февраля 2009 года N 22-ФЗ «О навигационной деятельности», статье 37 Федерального закона от 13 июля 2015 года N 220-ФЗ «Об организации регулярных перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом в Российской Федерации», статье 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных» и статье 88 Трудового кодекса Российской Федерации, в нарушение требований которых, по мнению административного истца, на перевозчика возложена дополнительная обязанность, не предусмотренная федеральным законодательством по установке на транспортные средства навигационного оборудования и предоставления информации.

Определение Верховного Суда РФ от 11.10.2016 N 307-ЭС16-10608 по делу N А56-63610/2015 Требование: О пересмотре в кассационном порядке судебных актов по делу о признании незаконным отказа предоставить формы на граждан, проживающих в корпусах жилого дома. Решение: В передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ отказано, поскольку не доказаны конкурсным управляющим права и наличие оснований для получения истребуемой информации, а также обязанности директора ответчика по удовлетворению такого требования в любом случае.

Отказывая в удовлетворении требований, суды руководствовались статьями 20.3, 126, 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», статьями 137, 155, 162 Жилищного кодекса Российской Федерации, статьями 2, 3, 6, 7, 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных» и исходили из недоказанности конкурсным управляющим права и наличия оснований для получения истребуемой информации, а также обязанности директора ответчика по удовлетворению такого требования в любом случае.

Определение Конституционного Суда РФ от 07.07.2016 N 1423-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы религиозной организации «Церковь евангельских христиан «Назарет» на нарушение конституционных прав и свобод подпунктом 2 пункта 4 статьи 181.2 Гражданского кодекса Российской Федерации»

Названный Федеральный закон предусматривает, что обработка персональных данных допускается, когда она, в частности, необходима для исполнения полномочий федеральных органов исполнительной власти, участвующих в предоставлении государственных услуг, предусмотренных Федеральным законом от 27 июля 2010 года N 210-ФЗ «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг», и должна осуществляться с соблюдением определенных принципов и правил (часть 1 статьи 6): так, обработке подлежат только персональные данные, которые отвечают целям их обработки; обрабатываемые персональные данные не должны быть избыточными по отношению к заявленным целям их обработки (части 4 — 5 статьи 5); обработка персональных данных специальных категорий, в том числе касающихся религиозных убеждений, не допускается, за исключением ряда случаев, к каковым данный Федеральный закон относит необходимость обработки персональных данных для установления или осуществления прав субъекта таких данных или третьих лиц, а равно в связи с осуществлением правосудия (часть 1 и пункт 6 части 2 статьи 10); операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом (статья 7).

Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2016 N 1158-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Сазоновой Елены Александровны на нарушение ее конституционных прав статьей 7 Федерального закона «О персональных данных»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Е.А. Сазонова оспаривает конституционность статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных», согласно которой операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Постановление Верховного Суда РФ от 04.03.2016 N 307-АД15-18844 по делу N А56-14802/2015 Требование: Об отмене постановления о привлечении к ответственности по ч. 6 ст. 19.8 КоАП РФ за непредставление в федеральный антимонопольный орган документов, предусмотренных законодательством о рекламе. Решение: Требование удовлетворено, поскольку отказ оператора связи в предоставлении информации, содержащей персональные данные физического лица, в отсутствие согласия абонента на их обработку и передачу, является правомерным, ответчик не относится к органам, уполномоченным осуществлять оперативно-розыскную деятельность.

Оценив представленные доказательства в их совокупности и взаимной связи, принимая во внимание характер запрошенных антимонопольным органом у общества сведений, отнесенных статьей 53 Закона о связи к категории информации ограниченного доступа, соблюдение конфиденциальности которых является обязательным в соответствии со статьей 9 Федерального закона от 27.07.2006 N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», а также статьей 7 Федерального закона от 27.07.2006 N 152-ФЗ «О персональных данных», суды пришли к выводу о том, что отказ общества (оператора связи) в предоставлении антимонопольному органу информации, содержащей персональные данные физического лица, в отсутствие согласия абонента на их обработку и передачу, является правомерным.

Определение Конституционного Суда РФ от 28.01.2016 N 100-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шалбина Дмитрия Алексеевича на нарушение его конституционных прав статьей 7 Федерального закона «О персональных данных»

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.А. Шалбин оспаривает конституционность статьи 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных», в соответствии с которой операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Определение Конституционного Суда РФ от 22.12.2015 N 2906-О «По жалобе некоммерческой организации «Ассоциация сельских муниципальных образований и городских поселений» на нарушение конституционных прав и свобод частью 2 статьи 6 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»

Решением суда общей юрисдикции заявителю было отказано в удовлетворении требований о признании отказа в предоставлении всех материалов, послуживших основанием для проведения проверки, незаконным в полном объеме и об обязании устранить допущенное нарушение. При этом суд руководствовался частью 2 статьи 6 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», статьей 7 Федерального закона от 27 июля 2006 года N 152-ФЗ «О персональных данных», а также пунктом 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года N 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», в соответствии с которым обращение гражданина в государственные органы не может рассматриваться как распространение не соответствующих действительности сведений и основание для возложения на него гражданско-правовой ответственности за распространение порочащих честь, достоинство или деловую репутацию сведений. Суд также принял во внимание, что процедура проведения внеплановой проверки и ее результаты заявителем не оспаривались.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15.07.1995 N 101-ФЗ (последняя редакция)

15 июля 1995 года N 101-ФЗ
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О МЕЖДУНАРОДНЫХ ДОГОВОРАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Принят Государственной Думой 16 июня 1995 года

Список изменяющих документов

(в ред. Федеральных законов от 01.12.2007 N 318-ФЗ, от 25.12.2012 N 254-ФЗ, от 12.03.2014 N 29-ФЗ) (см. Обзор изменений данного документа) Международные договоры образуют правовую основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств. Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. Международные договоры — существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства. Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств.

  • Раздел I. Общие положения
    • Статья 1. Задачи и сфера применения настоящего Федерального закона
    • Статья 2. Употребление терминов
    • Статья 3. Международные договоры Российской Федерации
    • Статья 4. Международные договоры Российской Федерации, затрагивающие полномочия субъекта Российской Федерации
    • Статья 5. Международные договоры Российской Федерации в правовой системе Российской Федерации
    • Статья 6. Выражение согласия Российской Федерации на обязательность для нее международного договора
    • Статья 7. Информирование Федерального Собрания Российской Федерации о международных договорах Российской Федерации
  • Раздел II. Заключение международных договоров Российской Федерации
    • Статья 8. Рекомендации о заключении международных договоров Российской Федерации
    • Статья 9. Предложения о заключении международных договоров Российской Федерации
    • Статья 10. Функции Министерства юстиции Российской Федерации в связи с заключением международных договоров Российской Федерации
    • Статья 11. Решения о проведении переговоров и о подписании международных договоров Российской Федерации
    • Статья 12. Ведение переговоров и подписание международных договоров Российской Федерации без необходимости предъявления полномочий
    • Статья 13. Полномочия на ведение переговоров и на подписание международных договоров Российской Федерации
    • Статья 14. Ратификация международных договоров Российской Федерации
    • Статья 15. Международные договоры Российской Федерации, подлежащие ратификации
    • Статья 16. Порядок внесения на ратификацию международных договоров
    • Статья 17. Решения о ратификации международных договоров Российской Федерации
    • Статья 18. Подписание ратификационной грамоты
    • Статья 19. Обмен ратификационными грамотами и сдача грамот о ратификации международных договоров Российской Федерации на хранение депозитариям
    • Статья 20. Утверждение, принятие международных договоров
    • Статья 21. Присоединение Российской Федерации к международным договорам
    • Статья 22. Особый порядок выражения согласия на обязательность для Российской Федерации международных договоров
    • Статья 23. Временное применение Российской Федерацией международного договора
    • Статья 24. Вступление в силу международных договоров Российской Федерации
    • Статья 25. Оговорки к международным договорам Российской Федерации
  • Раздел III. Регистрация и официальное опубликование международных договоров Российской Федерации
    • Статья 26. Единая государственная система регистрации и учета международных договоров Российской Федерации
    • Статья 27. Регистрация международных договоров Российской Федерации в международных организациях
    • Статья 28. Хранение текстов международных договоров Российской Федерации
    • Статья 29. Осуществление функций депозитария
    • Статья 30. Официальное опубликование международных договоров Российской Федерации
  • Раздел IV. Выполнение международных договоров Российской Федерации
    • Статья 31. Выполнение международных договоров Российской Федерации
    • Статья 32. Обеспечение выполнения международных договоров Российской Федерации
    • Статья 33. Меры, принимаемые в случае нарушения международного договора Российской Федерации другими его участниками
    • Статья 34. Соответствие международных договоров Конституции Российской Федерации
  • Раздел V. Прекращение и приостановление действия международных договоров Российской Федерации
    • Статья 35. Рекомендации о прекращении или приостановлении действия международных договоров Российской Федерации
    • Статья 36. Предложения о прекращении или приостановлении действия международных договоров Российской Федерации
    • Статья 37. Прекращение и приостановление действия международных договоров Российской Федерации
    • Статья 38. Последствия прекращения международного договора Российской Федерации
    • Статья 39. Последствия приостановления действия международного договора Российской Федерации
    • Статья 40. Официальные сообщения о прекращении или приостановлении действия международных договоров Российской Федерации
  • Раздел VI. Заключительные положения
    • Статья 41. Вступление настоящего Федерального закона в силу

Открыть полный текст документа

«Комментарий к Федеральному закону от 09.02.2007 n 16-ФЗ «О транспортной безопасности» (постатейный) (Бевзюк Е.А.) (под ред. С.Ю. Морозова)

Подготовлен для системы
РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ
ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН
О ТРАНСПОРТНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
(в ред. Федеральных законов от 23.07.2008 N 160-ФЗ,
от 19.07.2009 N 197-ФЗ)
Статья 1. Основные понятия
Комментарий к статье 1
1. Комментируемый нормативный акт является новеллой в урегулировании транспортных отношений, и до сегодняшнего дня ведутся споры по вопросу необходимости и обоснованности его принятия. Ряд ученых предполагает, что у данного Закона, как и у некоторых иных актов из сферы транспортного права, нет самостоятельного предмета, т.к. отношения, на которые Закон распространяет свое действие, выступают предметом регулирования иных нормативных актов, в том числе Гражданского кодекса РФ. Необходимо отметить важность и актуальность принятия данного акта, т.к. регулируемые им отношения являются одним из приоритетных направлений для Российского государства. Тем не менее, как и большинство нововведений, Закон не лишен ряда недостатков и в большинстве своем его нормы декларативны. За небольшой срок действия комментируемого Закона практика его применения невелика, т.к. зачастую на практике возникают сложности с применением отдельных норм, прописанных в Законе, поскольку механизм их реализации детально не разработан. Несомненным достоинством Закона является включение в ст. 1 основных понятий, однако этот перечень необоснованно сужен. Так, концептуальная схема любого из видов безопасности предполагает наличие понятия безопасности, субъектов, объектов, а также угроз этому виду безопасности. Законом не урегулированы вопросы: от чего же необходимо охранять транспортные средства и объекты транспортной инфраструктуры, более того, и подзаконными актами до настоящего времени этот пробел не устранен. Комментируемый нормативный акт предусматривает категорирование объектов инфраструктуры, разработку уровневой системы обеспечения транспортной безопасности, которые на практике не применяются ввиду отсутствия четкой системы, не определяет Закон и как, с помощью каких мер и средств обеспечивать безопасность. Таким образом, для наиболее эффективного и рационального применения Закона на практике необходимо принятие ряда подзаконных нормативных актов, предусматривающих конкретный механизм реализации предписаний.
Наличие понятийного аппарата является несомненным достоинством любого законодательного акта, поскольку данное в нем определение того или иного используемого термина способствует его однообразной, унифицированной трактовке при использовании в различных случаях, при любом применении норм Закона. В некоторых случаях по своей сущности понятия дублируют друг друга. Так, Закон не определяет понятие угроз транспортной безопасности, к числу которых относит акты незаконного вмешательства, выделяя их в качестве самостоятельного термина, однако ряд терминов определяется посредством данного понятия. Понятие угрозы является общим по отношению к частному понятию акта незаконного вмешательства, соответственно указанные понятия должны быть взаимосвязаны и определяться одно через другое как общее определяется через частное, формируя и составляя его.
2. Статья 1 комментируемого Закона раскрывает смысл основных понятий, необходимых при применении предписаний Закона.
Под актом незаконного вмешательства по смыслу статьи понимается противоправное действие (бездействие), в том числе террористический акт, угрожающее безопасной деятельности транспортного комплекса, повлекшее за собой причинение вреда жизни и здоровью людей, материальный ущерб либо создавшее угрозу наступления таких последствий.
Таким образом, акт незаконного вмешательства может быть совершен посредством исполнения действий, которые данное конкретное лицо совершать не должно, например нарушение правил безопасности дорожного движения, правил перевозки опасных грузов и т.п.
Также подобный акт может реализовываться в случае несовершения лицом действий, которые оно должно было и могло совершить, например, в случае применения сотрудником ГИБДД штрафных санкций вместо лишения водительских прав, непроведение необходимых досмотров транспортных средств в случаях, когда такие меры являются необходимыми и обязательными. Данное понятие предусматривает и иные обязательные его признаки:
— наличие угрозы безопасной деятельности транспортного комплекса;
— причинение вреда жизни, здоровью людей;
— наличие материального ущерба.
Широта понятия определяется тем, что оно предусматривает не только наличие указанных признаков, но и угрозу их возникновения — даже в этом случае деяние будет расцениваться как акт незаконного вмешательства.
По своему смыслу определение предусматривает признаки правонарушения, которые позволяют выделить акт незаконного вмешательства из ряда схожих ситуаций, не являющихся правонарушением:
— наличие деяния в форме действия или бездействия;
— противоправность деяния;
— наказуемость;
— наличие последствий.
Однако определение не указывает на признак виновности совершения деяния. Можно предположить, что данный признак подразумевается, поскольку отсутствие вины в любой ее форме предполагает освобождение от ответственности.
Противоправность деяния предполагает, что действия или бездействие нарушают правовые предписания. При этом действия могут быть совершены различными субъектами. Законодательно круг субъектов данного деяния не определен. В отношении бездействия традиционно субъектом выступают должностные лица, в компетенцию которых входит обязанность совершения действий, которые в данном случае совершены не были, что в качестве результата повлекло возникновение правонарушения.
На наказуемость данного деяния также в норме ст. 1 нет прямого указания, однако по своему смыслу данное деяние подпадает под действие нормативных актов об ответственности: от административной до уголовной. Например, за террористический акт предусмотрена уголовная ответственность, за нарушение правил дорожного движения — административная. Наряду с этими мерами ответственности применяется и гражданско-правовая ответственность в виде обязанности по возмещению вреда, ущерба и т.п.
Исходя из указанных признаков акта незаконного вмешательства его можно определить как виновное, противоправное, общественно опасное деяние (действие или бездействие) нарушающих либо создающих возможность нарушения нормальной деятельности субъектов транспортной инфраструктуры, способствующих возникновению угрозы для жизни, здоровья, имущества граждан, иных государственно значимых интересов.
3. Категорирование объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств рассматривается как отнесение их к определенным категориям с учетом степени угрозы совершения акта незаконного вмешательства и его возможных последствий. Категорирование проводится для установления различных уровней защищенности объектов и предметов защиты, имеющих различные возможные последствия от реализации угроз. В результате категорирования разрабатывается Перечень предметов защиты объекта транспортной инфраструктуры и транспортных средств с указанием их категории, который является руководящим документом при планировании мероприятий по развитию (модернизации) системы комплексной безопасности, обосновании и распределении ресурсов. Анализ деятельности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств указывает на высокую значимость данных объектов для государства и общества и позволяет говорить о необходимости высокой степени их защиты, поскольку в настоящее время участились случаи возникновения угроз транспортной безопасности. Категорирование объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств предполагает сравнение объектов по одному или нескольким критериям, что позволяет отнести их к определенному классу объектов. Категорирование предполагает комплексную оценку объекта с учетом его значимости, потенциальной опасности, специфики деятельности. Необходимо в данном случае учитывать, что разделение объектов на категории производится с целью обеспечения их эффективной защиты от угроз.
4. Компетентные органы в области обеспечения транспортной безопасности — это федеральные органы исполнительной власти, уполномоченные Правительством Российской Федерации осуществлять функции по оказанию государственных услуг в области обеспечения транспортной безопасности. Оказание государственных услуг в той или иной сфере отнесено к компетенции федеральных агентств. Применительно к транспортной безопасности специально уполномоченным органом по ее обеспечению выступает Министерство транспорта РФ, в состав которого входит ряд федеральных агентств, курирующих отдельные виды транспорта. Детально полномочия данных органов рассматривают далее, применительно к отдельным нормам комментируемого Закона.
5. Обеспечение транспортной безопасности — реализация определяемой государством системы правовых, экономических, организационных и иных мер в сфере транспортного комплекса, соответствующих угрозам совершения актов незаконного вмешательства.
Под обеспечением транспортной безопасности как одного из видов государственной (национальной) безопасности следует понимать достижение состояния защищенности личности, общества, государства, их жизненно важных интересов от актов незаконного вмешательства. Таким образом, обеспечение транспортной безопасности следует рассматривать более широко: как защищенность транспортного комплекса от угроз его безопасности; безопасность граждан, в том числе и пассажиров (например, при террористическом акте пострадавшие будут не только среди пассажиров, но и среди прохожих, автовладельцев, проезжавших мимо, и т.д.), а также безопасность груза и багажа.
6. Обеспечение транспортной безопасности включает в себя следующие меры:
— своевременное прогнозирование и выявление внешних и внутренних угроз транспортной безопасности Российской Федерации;
— реализацию оперативных и долгосрочных мер по предупреждению и нейтрализации внутренних и внешних угроз транспортной безопасности;
— осуществление мер, направленных на недопущение либо минимизацию материального и морального ущерба от преступлений и чрезвычайных происшествий на транспорте;
— инвентаризацию международных требований к обеспечению транспортной безопасности, разработку и реализацию, с учетом этих требований, комплекса мер, направленных на качественное повышение уровня транспортной безопасности Российской Федерации, приведение его в соответствие с международными стандартами безопасности на транспорте .
———————————
http://transbez.com/officially/programs/transbez-part3.html
Обеспечение транспортной безопасности предполагает реализацию ряда мер, к которым относятся:
— правовые — разработка и принятие документов нормативного характера, определяющих процедуру обеспечения транспортной безопасности, ликвидацию угроз, устранение последствий актов незаконного вмешательства;
— экономические, к числу которых можно отнести налогообложение, в том числе транспортный налог, платность пользования объектами транспортной инфраструктуры;
— организационные — мониторинг объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств, учет потенциально опасных объектов, оценка воздействия транспортного комплекса на иные объекты;
— иные меры. В данном случае Закон предоставляет возможность совершенствовать механизм обеспечения транспортной безопасности. К таким мерам можно отнести техническое совершенствование транспортных средств и объектов инфраструктуры, искусственное моделирование угроз транспортной безопасности; разработка научных подходов и критериев в обеспечении транспортной безопасности, а также ряд других мер, в том числе которые направлены на обеспечение иных видов безопасности, но в комплексе затрагивают и транспортные объекты.
Для эффективного обеспечения транспортной безопасности необходимо:
— определить национальные интересы в данной сфере;
— определить факторы, составляющие угрозу транспортной безопасности;
— разработать эффективную систему противодействия данным угрозам и факторам;
— совершенствовать обеспечение транспортной безопасности посредством разработки и реализации комплекса мер, направленных на быстрое, своевременное и эффективное устранение угроз.
7. К транспортной инфраструктуре относятся железнодорожные, трамвайные и внутренние водные пути, контактные линии, автомобильные дороги, тоннели, эстакады, мосты, вокзалы, железнодорожные и автобусные станции, метрополитены, морские торговые, рыбные, специализированные и речные порты, портовые средства, судоходные гидротехнические сооружения, аэродромы, аэропорты, объекты систем связи, навигации и управления движением транспортных средств, а также иные обеспечивающие функционирование транспортного комплекса здания, сооружения, устройства и оборудование.
В то же время Закон не рассматривает трубопроводный транспорт, не предусматривает мер по его развитию и совершенствованию, хотя Классификатор правовых актов в качестве одного из видов транспорта выделяет трубопроводный, а наибольшей эффективности проблема модернизации транспортной системы и обеспечения ее безопасности может быть решена только при условии рассмотрения всех видов транспорта как составных частей единой транспортной системы и определения необходимых мер по их развитию на основе единой методики и общих исходных данных.
Трубопроводный транспорт представляет собой вид транспорта, осуществляющий передачу на расстояние жидких, газообразных или твердых продуктов по трубопроводам, предназначенный главным образом для транспортировки газа, нефти, твердых материалов . Исходя из смысла определения, объектами инфраструктуры трубопроводного транспорта являются газопроводы, нефтепроводы, трубопроводы для транспортировки сжиженных газов.
———————————
Терра-Лексикон: Энциклопедический словарь. М.: Терра, 1998. С. 284.
Таким образом, из всего вышесказанного следует закономерный вывод о том, что трубопроводный транспорт является одним из видов транспорта и элементов транспортной системы страны, наряду с автомобильным и железнодорожным, и должен получить соответствующее правовое закрепление с учетом его значимости и специфики воздействия на окружающую среду, природные объекты, здоровье населения и иные значимые для общества объекты.
Исходя из анализа нормативных источников, можно сформулировать ряд принципов, на которых основывается развитие и модернизация транспортной инфраструктуры. К их числу можно отнести:
— приоритетность ликвидации разрывов и очевидных «узких мест», модернизации и развития уже имеющихся мощностей по сравнению с новым строительством;
— оптимально необходимое отчуждение земель для транспортных нужд, локализация и снижение негативных ландшафтных изменений, эффекта фрагментации территорий и загрязнения природных сред;

Федеральный закон от 9 февраля 2007 г. N 16-ФЗ «О транспортной безопасности» (с изменениями и дополнениями)

Созданы правовые основы для обеспечения устойчивого и безопасного функционирования транспортного комплекса, защиты интересов личности, общества и государства в сфере транспортного комплекса от актов незаконного вмешательства, в том числе террористического характера.

Обеспечение транспортной безопасности объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств возлагается на собственников и пользователей указанных объектов. В целях разработки планов обеспечения транспортной безопасности предусмотрено проведение оценки уязвимости объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств. Сведения о результатах проведенной оценки уязвимости являются информацией ограниченного доступа.

Все объекты транспортной инфраструктуры и транспортные средства будут поделены на категории в зависимости от степени угрозы совершения акта незаконного вмешательства и его возможных последствий. В целях принятия мер по обеспечению транспортной безопасности предполагается установить несколько уровней безопасности в транспортном комплексе. Также будет создана единая государственная информационная система обеспечения транспортной безопасности, включающая автоматизированные централизованные базы персональных данных о пассажирах.

Установлены ограничения при приеме на работу, непосредственно связанную с обеспечением транспортной безопасности, для лиц, имеющих непогашенную или неснятую судимость за совершение умышленного преступления, состоящих на учете по поводу психического заболевания, алкоголизма или наркомании, уволенных с государственной службы за совершение дисциплинарного проступка, грубое или систематическое нарушение дисциплины, совершение проступка, порочащего честь государственного служащего, в связи с утратой доверия, если после увольнения прошло менее чем 3 года. Также не принимаются на работу, непосредственно связанную с обеспечением транспортной безопасности, лица, в отношении которых имеется заключение органов внутренних дел о невозможности допуска этих лиц к осуществлению деятельности, связанной с объектами, представляющими повышенную опасность для жизни или здоровья человека, а также для окружающей среды.

Определены права и обязанности собственников и пользователей объектов транспортной инфраструктуры и транспортных средств в области обеспечения транспортной безопасности.

Федеральный закон вступает в силу по истечении 180 дней после дня его официального опубликования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *