Упущенная выгода судебная практика

Автор: | 27.04.2019

Содержание

Судебная практика

  • 1.

    Постановление № 44Г-116/2018 4Г-2434/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-120/2018

    Красноярский краевой суд (Красноярский край) — Гражданские и административные …в пользу потерпевшего, возмещает разницу между страховым возмещением и фактическим размером ущерба только в случае, когда страхового возмещения недостаточно для полного возмещения причиненного вреда (статья 15 , пункт 1 статьи 1064, статья 1072 и пункт 1 статьи 1079 ГК РФ). Указанные выводы суда являются не верными по следующим основаниям. В соответствии с п. 4 …

  • 2.

    Апелляционное постановление № 22-6493/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 22-6493/2018

    Красноярский краевой суд (Красноярский край) — Уголовное …заказ-наряду № от . В соответствие со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Согласно ст. 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются …

  • 3.

    Апелляционное постановление № 22-4233/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 22-4233/2018

    Ставропольский краевой суд (Ставропольский край) — Уголовное …с 27.02.2012г по 02 апреля 2012г. Просит уголовное преследование в отношении него прекратить, в связи с истечением сроков давности, ссылаясь на ст.ст. 15 и 78 УК РФ. В письменных возражениях на апелляционную жалобу защитника помощник прокурора Октябрьского района Ишниязова Ю.В. считает ее доводы необоснованными, приговор просит оставить без изменения. …

  • 4.

    Решение № 2-2444/2018 2-2444/2018~М-2446/2018 2444/2018 М-2446/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-2444/2018

    Авиастроительный районный суд г. Казани (Республика Татарстан ) — Гражданские и административные …взыскать с ответчика 49 800 рублей – сумму страхового возмещения, расходы на оплату услуг эксперта в размере 5000 рублей, расходы на оплату услуг представителя в размере 15 000 рублей, неустойку за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в размере 4 980 рублей, моральный вред в размере 5 000 рублей, штраф. В …

  • 5.

    Решение № 2-3248/2018 2-3248/2018~М-3242/2018 М-3242/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-3248/2018

    Альметьевский городской суд (Республика Татарстан ) — Гражданские и административные …является оспоримой, если из закона не следует, что должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки. В силу пунктов 1 и 2 статьи 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под убытками понимаются …

  • 6.

    Решение № 2-1/2018 2-1/2018(2-4/2017;2-416/2016;)~М-323/2016 2-4/2017 2-416/2016 М-323/2016 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-1/2018

    Апастовский районный суд (Республика Татарстан ) — Гражданские и административные …в судебное заседание не явился, извещен судом надлежащим образом. Выслушав доводы ответчика, представителя ответчика, эксперта, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему. В силу ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. В …

  • 7.

    Решение № 2-172/2018 2-172/2018~М-153/2018 М-153/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-172/2018

    Армянский городской суд (Республика Крым) — Гражданские и административные …Муниципальному казенному предприятию «Благоустройство» муниципального образования городской округ Армянск Республики Крым, Администрации г. Армянск Республики Крым удовлетворению не подлежат. Суд, разрешая спор, руководствуется ст. ст. 15 , 401, 1064 ГК РФ, ст. 161 ЖК РФ, Федеральным законом от 29.12.2004 N 189-ФЗ «О введение в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», с учетом …

  • 8.

    Решение № 2-1191/2018 2-1191/2018~М-705/2018 М-705/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-1191/2018

    Балаклавский районный суд (город Севастополь) — Гражданские и административные …Гарантия». Гражданская ответственность Селивановой И.И., управлявшей принадлежащим ей транспортным средством, на момент дорожно-транспортного происшествия также была застрахована СПАО «РЕСО — Гарантия». Частью 2 статьи 15 ГК РФ установлено, что под убытками, в частности, понимаются расходы, которые лицо, чьё право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение …

  • 9.

    Решение № 2-1993/2018 2-1993/2018~М-1795/2018 М-1795/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-1993/2018

    Белореченский районный суд (Краснодарский край) — Гражданские и административные …требованиями закона. Согласно ст. 310 Гражданского Кодекса Российской Федерации односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются. В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Под …

  • 10.

    Решение № 2-371/2018 2-371/2018~М-366/2018 М-366/2018 от 30 октября 2018 г. по делу № 2-371/2018

    Березовский районный суд (Ханты-Мансийский автономный округ-Югра) — Гражданские и административные …законом № от ДД.ММ.ГГГГ, Постановлением Пленума ВС РФ ДД.ММ.ГГГГ № «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», ст.ст. 15 закона «О защите прав потребителей», ст.ст. 12, 15 , 927,1064 ГК РФ взыскать с ПАО «СК Росгосстрах» в пользу ФИО1 восстановительный ремонт ТС в размере 86….

Страницы← предыдущая

Взыскание упущенной выгоды: изменения в законодательстве и судебная практика

По общему правилу, убытки могут быть выражены в виде:

  • реального ущерба, то есть расходов, которые лицо, чье право было нарушено, произвело или должно будет произвести, либо утраты или повреждения его имущества;
  • упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило, если бы его право не было нарушено (п. 2 ст. 15 ГК РФ).

И если доказывание суммы реального ущерба обычно не представляет серьезных проблем, то вот с определением размера упущенной выгоды на практике нередко возникают трудности.

Вступившие в силу с 1 июня 2015 года изменения в ГК РФ призваны эту задачу участникам гражданского оборота облегчить. Законодатель четко прописал, что суд не может отказать в иске о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не был установлен с разумной степенью достоверности (п. 5 ст. 393 ГК РФ). Ранее такой нормы в кодексе не было.

Несмотря на то, что данное положение касается взыскания убытков в целом, внесенное изменение, по мнению юристов, рассчитано на то, чтобы упростить прежде всего взыскание упущенной выгоды.

В дальнейшем ВС РФ конкретизировал подход к рассмотрению такого рода споров. Суд указал, что расчет, представленный истцом, как правило, является приблизительным и носит вероятностный характер, и это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).

«Теперь неопределенность в размере упущенной выгоды не является безусловным основанием к отказу во взыскании упущенной выгоды. Потерпевшая сторона не должна терять возможность защитить свои интересы, если она не может с математической точностью определить ее размер», – отмечает юридический советник экспертной группы VETA Ильяс Янбаев.

Позже ВС РФ дал еще один комментарий, указав, что в обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения (абз. 2 п. 3 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»; далее – Постановление № 7). В качестве примера «других доказательств» возможности извлечения упущенной выгоды Ильяс Янбаев называет предварительный договор, а также переписку с контрагентом, в том числе по электронной почте. Главное, чтобы в этой переписке явно прослеживалось намерение сторон к исполнению в будущем определенного обязательства. Заверить электронную переписку можно разными способами, например, посредством нотариального протокола или заключения эксперта (постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 14 сентября 2012 г. № 13АП-14232/12, постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 20 января 2010 г. № КГ-А40/14271-09). Кроме того, советует эксперт, истцам желательно обращаться за помощью к экспертам для проведения расчетов и определения достоверности того или иного размера упущенной выгоды.

Однако ВС РФ дал только общий ориентир – нижестоящие суды могут толковать норму закона по-своему. И на данный момент практика действительно несколько противоречива.

Судебная практика по рассмотрению споров о взыскании упущенной выгоды

Рассмотрим разницу в подходах судей к вопросу об упущенной выгоде на примере нескольких судебных споров.

О том, при наличии каких оснований возмещение убытков может быть возложено на должника, узнайте из материала «Убытки, подлежащие возмещению в случае нарушения обязательства» в «Энциклопедии решений. Договоры и иные сделки» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный
доступ на 3 дня!

Получить доступ

В первом случае общество и компания заключили соглашение сроком на пять лет. По условиям этого соглашения компания была обязана по заявке общества поставлять ему фармпродукт, а общество, в свою очередь, должно было хранить его, продвигать и продавать на территории России, в том числе участвуя в аукционах на право заключения государственных контрактов на поставку фармацевтического продукта. В течение нескольких лет стороны исполняли взятые на себя обязательства. Через три года после заключения соглашения общество направило компании заявку на поставку товара для участия в предстоящем аукционе. Однако компания свое обязательство по соглашению не исполнила и на запрос не ответила. В итоге заявку на участие в аукционе пришлось отозвать, и его победителем стала дочерняя фирма компании. Это стало основанием для обращения общества в ФАС России, которая, подтвердив факт нарушения, выдала компании предписание (п. 5 ч. 1 ст. 10 Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). После этого общество обратилось в суд с иском о взыскании упущенной выгоды, то есть тех денег, которые оно могло бы получить при заключении госконтракта, если бы компания не нарушила обязательство по предоставлению фармпродукта.

Во втором случае кинокомпания заключила с департаментом СМИ и рекламы соглашение. Согласно ему департамент обязывался предоставить компании право на использование телефильмов, созданных в рамках городских целевых программ. По согласованным телефильмам стороны добросовестно исполняли свои обязательства. Однако позже выяснилось, что в нарушение указанных условий соглашения департамент не передал кинокомпании права на 15 новых телефильмов. Это стало основанием для обращения истца в суд с иском о взыскании с ответчика упущенной выгоды в виде неполученных доходов от реализации исключительных прав на использование указанных телефильмов.

Таким образом, в обоих спорах речь шла о рамочных договорах (соглашениях о сотрудничестве), а также о нарушении ответчиками своих обязательств по этим соглашениям. Но несмотря на определенное сходство рассматриваемых ситуаций, вердикты ВС РФ оказались диаметрально противоположными.

По первому спору ВС РФ полностью удовлетворил заявленные обществом требования (Определение ВС РФ от 7 декабря 2015 г. № 305-ЭС15-4533). Размер убытков истец обосновал тем, что если бы его право не было нарушено, он в соответствии с ранее заключенными соглашениями мог бы получить прибыль в размере не менее 16,5% от суммы заключенного с «дочкой» ответчика госконтракта. Суд счел эту сумму обоснованной.

А вот по второму спору Суд посчитал, что данного оценщиком заключения, основанного на информации о доходах истца от использования других телефильмов, недостаточно для того, чтобы достоверно определить размер упущенной выгоды. ВС РФ отметил, что отчет эксперта не содержит указаний на документы, подтверждающие создание истцом реальных условий для получения доходов в заявленном размере (Определение ВС РФ от 24 февраля 2016 г. по делу № 305-ЭС15-9673). Более того, в данном определении Суда есть фраза о том, что представленное истцом соглашение о передаче ему ответчиком прав на 15 телефильмов путем заключения в будущем лицензионного договора не является документом, подтверждающим «неизбежность получения обществом дохода и совершение им необходимых приготовлений». И в этом прослеживается некоторая несогласованность с позицией ВС РФ, изложенной в Постановлении № 7, где речь шла не о неизбежности, а именно о возможности извлечения упущенной выгоды.

Тем не менее, пожалуй, единственным существенным отличием между этими делами является наличие грубого нарушения антимонопольного закона со стороны ответчика в первом случае. Однако старший юрист ООО «Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Дмитрий Смольников склонен считать, что именно это во многом и определило исход дела в пользу истца.

Подобное расхождение в подходах наблюдается и в актах судов нижестоящих инстанций. Например, по делу о досрочном расторжении договора в связи с нарушением сроков выполнения работ суд иск удовлетворил. Истец заключил с ответчиком договор, согласно которому последний обязался произвести работы по изготовлению и установке рекламных конструкций. В срок работа выполнена не была, поэтому заказчик досрочно расторгнул договор и обратился сначала с претензией к исполнителю, а затем и в суд с требованием взыскать с него неотработанный аванс, штраф за просрочку исполнения обязательства, а также возместить понесенные убытки. Действуя добросовестно, истец систематически производил плату администрации округа за размещение рекламных конструкций на территории округа. Поэтому размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из оплаты права на размещение конструкций и стоимости ежеквартального платежа по каждой из них. Суд отметил, что истец, являющийся коммерческой организацией, рассчитывал путем размещения рекламных конструкций привлечь потенциальных клиентов с целью получения прибыли и, следовательно, покрыть понесенные расходы. А поскольку ответчик свои обязательства нарушил, эта цель достигнута не была. В связи с этим суд признал наличие причинно-следственной связи между неисполнением ответчиком своих обязательств по договору и наличием у истца убытков и взыскал требуемую истцом сумму в полном объеме (решение Арбитражного суда Московской области от 27 июля 2016 г. по делу № А41-57142/15).

А вот истцу, который не смог осуществлять свою деятельность в связи с тем, что ему неправомерно было отказано в аккредитации на проведение техосмотра автомобилей, во взыскании упущенной выгоды было отказано. В данном случае суд подобной причинно-следственной связи не усмотрел. Более того, в решении было отмечено, что представленный истцом расчет возможного дохода за девять месяцев от размера полученного дохода за тот же период в 2013 году не является допустимым реальным доказательством возникновения заявленных убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 27 июля 2016 г. по делу № А40-171174/2015).

Интересный спор, касающийся причинно-следственной связи между действиями ответчика и возникновением убытков, привел в одном из своих обзоров ВС РФ.

Права истца были нарушены распространением о нем недостоверной информации. Однако пострадала не только его деловая репутация. Впоследствии у него стали падать продажи. Обратившись в суд с требованием взыскать с ответчика упущенную выгоду, истец ссылался на падение финансовых показателей по данным бухгалтерского баланса. Доказывая размер упущенной выгоды, истец провел экспертную оценку, и оценщики подтвердили, что в период, когда со стороны ответчика было допущено нарушение, финансовые показатели истца начали падать. Причем падение это было не характерно для рынка – у конкурентов подобный спад не наблюдался. Суд счел эти доводы обоснованными и удовлетворил иск в полном объеме (п. 19 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утв. Президиумом ВС РФ 16 марта 2016 г.).

Приведенная судебная практика, с одной стороны, действительно демонстрирует различия в подходах судов к разрешению подобного рода споров. Но с другой стороны, ориентируясь на такие примеры, потенциальные истцы могут сформировать тактику своего поведения в суде. Ведь чем более четко доказано наличие причинно-следственной связи между нарушением ответчиком своего обязательства и возникшими у истца убытками и чем более обстоятельно составлен расчет суммы упущенной выгоды, тем больше у истца шансов на удовлетворение требований. «В судебной практике никто не снимает с потерпевшей стороны, которая требует взыскания упущенной выгоды, обязанности доказать тот факт, что она приняла все необходимые меры для получения упущенной выгоды», – добавляет Ильяс Янбаев.

Стало ли взыскание упущенной выгоды более популярным способом защиты?

Несмотря на внесенные в ГК РФ изменения и разъяснения ВС РФ, истцы по прежнему редко обращаются к взысканию упущенной выгоды и убытков в целом. «Когда вносились изменения в норму о взыскании убытков, разработчики указывали на то, что основная задача, на решение которой направлены эти изменения, – сделать так, чтобы меньше взыскивали неустойку и больше взыскивали именно убытки. Неустойку взыскать проще, но это совершенно сводит на нет такой универсальный способ защиты как взыскание убытков», – отмечает Дмитрий Смольников. Напомним, по общему правилу убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. При этом законом или договором могут быть предусмотрены случаи, когда взыскивается только неустойка, когда взыскиваются и неустойка и убытки и когда кредитор сам выбирает, взыскивать ему неустойку или убытки (п. 1 ст. 394 ГК РФ). Выбирая между ними, стороны договора предпочитают именно неустойку – ее фиксированный размер, который легко подтвердить в суде, делает этот инструмент более востребованным.

Так, по словам Смольникова, в 2015 году из более чем 1,5 млн рассмотренных арбитражными судами споров только 30 тыс. касались взыскания убытков, тогда как исков о взыскании неустойки было 139 тыс.

Вместе с тем, если сравнить эти показатели с данными за 2014 год, то эксперты отмечают позитивный рост – в позапрошлом году количество исков о взыскании убытков составляло 24,5 тыс.

Таким образом, изменения в законодательстве создали хороший задел для развития института упущенной выгоды. Некоторая положительная динамика заметна уже сейчас, а устранение существующих противоречий в судебных актах, по мнению специалистов, лишь вопрос времени и развития правоприменительной практики.

>Как возместить ущерб при расторжении контракта

Как возместить ущерб: пошаговая инструкция

Для того чтобы взыскать деньги со стороны, расторгнувшей контракт, стоит действовать по следующему алгоритму:

  1. Установить факт расторжения сделки.
  2. Выявить нарушения, которые привели к ущербу заинтересованной стороны.
  3. Рассчитать сумму для возмещения.
  4. Оформить претензию в письменном виде и направить ее стороне-должнику.

Итак, факт расторжения договора оформляется решением, которое составляет инициатор процесса. Заказчик, например, подобный документ обязан опубликовать в ЕИС в течение 3 рабочих дней. Поставщик в этот же срок такую бумагу направляет покупателю с уведомлением о вручении.

В зависимости от ситуации требовать компенсации может как инициатор расторжения, так и тот, с кем прекратили отношения. Исходя из этого также рассчитывают и сумму для возмещения.

Так, Минэкономразвития в данной области выделяет 2 основные причины: ненадлежащее исполнение обязательств либо их невыполнение. Если виновник поставщик, то заказчик вправе не только в одностороннем порядке завершить сделку, но и потребовать возмещение убытков заказчику по 44-ФЗ (неустойка) в первом случае (Письмо от 07.09.2016 № ОГ-Д28-10952) или удержать обеспечение исполнения договора во втором (Письмо от 31.12.2015 № Д28и-3866).

Но имеют место и убытки, причиненные уклонением от заключения контракта. Заказчик в этом случае может заключить сделку с участником, которому на торгах присвоили 2-ой номер. Цена договора в этом случае будет выше. Поэтому покупатель может потребовать от уклониста выплатить разницу между итоговой ценой и предложением «победителя», как возмещение убытков от уклонения контракта плюс удержать обеспечение заявки.

Были случаи, когда и поставщики по госконтракту получили убытки. Если заказчик неправомерно расторгнул договор после торгов (без нарушений со стороны поставщика), то участник вправе потребовать от него возместить комиссию, выплаченную за банковскую гарантию (Постановление ФАС Уральского округа № Ф09-3307/12 от 18.06.2012 по делу № А60-24767/11).

Если должник не согласится с доводами претензии или вовсе оставит ее без ответа, то спор следует передать в Арбитражный суд.

Взыскание упущенной выгоды в виде дохода от правонарушения: судебная практика по п. 2 ст. 15 ГК РФ

На практике представляет затруднение доказывание упущенной выгоды в виде дохода, полученного вследствие нарушения права истца. Представляется, что по таким делам достаточно доказать факт получения дохода ответчиком. Однако нужно учитывать, что размер дохода может зависеть от различных обстоятельств.

Например, по одному из дел ответчик, уклоняясь от государственной регистрации договора долевого участия в строительстве, перепродал квартиру по более высокой цене третьему лицу и зарегистрировал этот договор. Истец предъявил требование о взыскании извлеченного ответчиком дохода в виде разницы в цене по 2 договорам. Суд посчитал, что утверждение о наличии извлеченного дохода носит вероятностный характер и сделано без учета фактических обстоятельств, способных повлиять на размер предполагаемого дохода. В иске было полностью отказано (постановление ФАС ВВО от 17.10.2013 по делу № А79-588/2013).

ВАЖНО! Вместе с тем вместо конкретного дохода для истца иногда более выгодно доказывание предполагаемого дохода.

По одному из дел арендатор уклонялся от возврата арендованного имущества и сдавал его в субаренду. Арендодатель взыскал упущенную выгоду в виде неполученного дохода исходя из рыночной величины арендной платы, определенной оценщиком (постановление АС ВСО от 19.08.2015 № Ф02-4046/2015 по делу № А19-12435/2014).

Возмещение упущенной выгоды в качестве абстрактных убытков: позиция Верховного суда РФ

ВС РФ неоднократно указывал (п. 4 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7, п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25) на то, что приблизительность расчетов истца не является основанием для отказа в иске. Суды допускают различные способы определения размера упущенной выгоды:

  • Один из общепринятых вариантов — заключение эксперта или оценщика (постановление АС СЗО от 19.12.2016 № Ф07-11613/2016 по делу № А05-10333/2014).
  • На основе данных бухгалтерского учета. Например, по одному из дел были приняты во внимание данные о среднесуточных поступлениях в кассу организации (постановление АС СЗО от 27.12.2016 № Ф07-11666/2016, № Ф07-11668/2016 по делу № А56-54119/2014).

В любом случае ссылка на п. 5 ст. 393 ГК РФ не является освобождением истца от обязанности доказать размер убытков.

Итак, ситуация с доказыванием упущенной выгоды сложна, а результат в каждом случае зависит от конкретных обстоятельств и доказательств. При этом суд обязан определять размер убытков с учетом требований справедливости и соразмерности даже при отсутствии документов, обосновывающих их размер (но без снятия с истца бремени доказывания).

Анализ судебной практики по делам о взыскании упущенной выгоды

Для дел о взыскании убытков (в том числе упущенной выгоды) характерны широкий круг подлежащих доказыванию обстоятельств и сложная доказательственная база.

Упущенная выгода представляет собой доходы, которое лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено. При причинении убытков в виде реального ущерба происходит уменьшение имущественной массы, в то же время упущенная выгода представляет собой отсутствие фактического увеличения имущественной базы при наличии реальной возможности такого увеличения.

Арбитражная практика последних лет показывает, что в большинстве случаев хозяйствующие субъекты при нарушении договора контрагентом ограничиваются взысканием с него или неустойки, установленной в договоре, или процентов за пользование чужими денежными средствами (в порядке, установленном ст. 395 ГК РФ).

Реальный ущерб, как правило, очевиден, доказательства его уже содержатся в совершенных действиях истца или ответчика, связаны с предыдущей деятельностью, которая закреплена в договорах, переписке, актах, накладных и т.п. При доказывании реального ущерба представление в суд таких документов не составляет особого труда для стороны в деле. Доказывание убытков в виде упущенной выгоды чаще всего вызывает затруднение.

Неполнота ГК РФ в определении понятия и критериев упущенной выгоды влечет массу проблем при ее взыскании. Без тщательной подготовки истца к делу очень велика вероятность отказа судом в удовлетворении его требований.

В подавляющем большинстве случаев суды отказывают в удовлетворении подобных исков именно потому, что истец плохо представляет, что и как ему необходимо доказывать.

Наиболее часто встречающееся обоснование отказа звучит следующим образом: «Поскольку истец не доказал наличие причинно-следственной связи между просрочкой в исполнении работ по договору подряда и возникшими убытками, а также размер убытков и факт принятия необходимых мер и приготовлений для получения прибыли, в удовлетворении иска о взыскании убытков в виде упущенной выгоды было отказано правомерно». Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.09.2005 г. по делу № А43-33867/2004-25-1004.

В первую очередь истец должен доказать наличие совокупности трех элементов:

— факта нарушения права (нормы закона либо условий договора);

— факта причинения убытков и их размер;

— причинно-следственной связи между фактом нарушения права и причиненными убытками.

Специфика такого вида убытков, как упущенная выгода, определяет и особенности подобного доказывания: поскольку получение доходов носит вероятностный характер, истец должен доказать наличие реальной возможности их получения в будущем.

Согласно п. 1 ст. 404 ГК РФ при взыскании убытков необходимо также доказать, что:

— кредитор не содействовал увеличению убытков (в частности, исполнил свои обязательства надлежащим образом);

— кредитор принял все меры к уменьшению наступивших убытков.

Следует учесть, что в некоторых случаях убытки подлежат взысканию лишь при наличии вины лица, нарушившего обязательство. В соответствии со ст. 401 ГК РФ такими случаями являются:

— нарушение обязательства не при осуществлении предпринимательской деятельности;

— нарушение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, если законом или договором предусмотрено, что ответственность наступает при наличии вины.

Очевидно, что понятие упущенной выгоды представляет собой комплексную категорию, включающую кроме правового, еще и экономический, и процессуальный аспекты, на основе которых разрабатываются методики определения и доказывания убытков при различных нарушениях обязательств.

На практике наиболее распространенными случаями нарушения права являются неисполнение или ненадлежащее исполнение должником договорного обязательства. В этом случае он обязан возместить кредитору убытки (п. 1 ст. 393 ГК РФ). В соответствии с п. 4 ст. 393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются меры, предпринятые кредитором для ее получения, и сделанные с этой целью приготовления.

Однако наличие договорных отношений между сторонами вовсе не является обязательным — обязанность по возмещению упущенной выгоды может возникнуть и при их отсутствии, например, из факта причинения вреда (п. 1 ст. 1064 ГК РФ).

На практике арбитражные суды детально проверяют реальную возможность получения кредитором прибыли. Для этого устанавливаются следующие обстоятельства:

— наличие у кредитора мощностей, обеспечивающих соответствующую производственную и коммерческую деятельность;

— возможность получения сырья;

— обладание трудовыми ресурсами;

— наличие соответствующих договорных отношений с заказчиками и потребителями и т.д. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 22.09.2005 г. по делу № Ф08-4384/05.

Нарушение права может быть выражено как в действии (активное поведение), так и в бездействии (пассивное поведение). И в том, и в другом случае обязательным условием является его противоправность (нарушение нормы закона и (или) договора) либо факт виновного причинения вреда.

Необходимо помнить, что если действие (бездействие) не является противоправным, то нет и убытков, так как на основании ст. 15 ГК РФ лицо вправе требовать возмещения причиненных ему убытков только в случае, если нарушено его право.

В соответствии с п. 3 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом, например, вред, причиненный в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК РФ).

Поскольку убытки в виде упущенной выгоды являются неполученными доходами, истцу необходимо доказать, что их получение являлось реальным. Бремя доказывания наличия и размера упущенной выгоды лежит на истце, который должен доказать, что он мог и должен был получить определенные доходы и только нарушение обязательств ответчиком стало причиной, лишившей его возможности получить прибыль. Если он этого сделать не сможет, получится, что он не понес убытков вообще, поскольку не имел реальной возможности увеличения имущественной массы.

Размер подлежащей возмещению упущенной выгоды — основополагающий вопрос при ее взыскании в суде. Он определяется с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено.

Согласно общепризнанному положению размер упущенной выгоды определяется исходя не из содержания самого обязательства и характера его нарушения, а из последствий нарушения.

Упущенную выгоду должны реально представлять как истец и лица, участвующие в деле, так и судьи, рассматривающие дело о ее возмещении. Суд обязан проверить обоснованность и доказанность представленного истцом расчета, каждой его цифры, и если какая-либо составляющая расчета будет признана судом необоснованной, не подтвержденной надлежащими доказательствами, то в удовлетворении исковых требований истца о взыскании упущенной выгоды суд откажет.

Действующее процессуальное законодательство позволяет привлекать к участию в процессе доказывания как специалистов, так и экспертов, которые могут оказать суду необходимое содействие.

Размер возмещаемых убытков во многом зависит от того, какие цены положены в основу расчета реального ущерба и упущенной выгоды.

Наиболее распространенная ошибка при обосновании упущенной выгоды — представление истцом в арбитражный суд только договоров с третьими лицами на выполнение работ, сдачу недвижимого имущества в аренду, на приобретение каких-либо материалов. Однако этого недостаточно, как выясняется на примере одного из наиболее типичных случаев. Подрядчик, привлеченный заказчиком для выполнения работ, нарушил сроки сдачи объекта — торгового центра. Заказчик тем временем заключил 56 договоров аренды торговых площадей. По расчетам истца упущенную выгоду составила сумма неполученной аренды. Однако в иске было отказано по очевидному основанию — отсутствию права собственности на площади торгового центра на момент подписания договоров аренды (ст. 608 ГК РФ).

В такой ситуации целесообразно было бы заключить предварительный договор (ст. 429 ГК РФ) аренды с условием его одностороннего расторжения арендатором при непередаче помещений в аренду в определенный срок — неполученный доход в виде арендной платы в этом случае вполне доказуем, но при условии, что объект будет достроен и введен в эксплуатацию. Постановления ФАС Северо-Западного округа от 15.10.2004 г. по делу № А05-6341/04-23, ФАС Московского округа от 13.08.2002 г. по делу № КГ-А40/5247-02.

Для обеспечения защиты добросовестного подрядчика наиболее обоснованным будет выглядеть установление в договоре строительного подряда условия о том, что в случае досрочного прекращения договора по инициативе заказчика тот возмещает подрядчику убытки, вызванные прекращением договора (упущенную выгоду), в размере, согласованном сторонами в виде процентов от плановых накоплений, предусмотренных утвержденной заказчиком сметой, т.е. процентов от стоимости работ, от исполнения которых отказался заказчик. Постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.03.2005 г. по делу № АЗЗ-18051/04-С2-Ф02-822/05-С2, ФАС Северо-Западного округа от 01.03.2006 г. по делу № А56-30716/2004.

Универсальным способом представляется определение размера упущенной выгоды исходя из средневзвешенного размера прибыли, полученной за предшествующий период деятельности кредитора, с учетом всех объективных и субъективных факторов, влияющих на ее размер в текущем периоде, и отраженной в бухгалтерской документации.

Довольно часто при определении размера упущенной выгоды используется методика региональных органов по ценообразованию в строительстве или временная методика определения размера ущерба (убытков), причиненных нарушением хозяйственных договоров. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 20.03.2001 г. по делу № Ф03-А49/01-1/349.

Неудачен способ обоснования размера упущенной выгоды на основе данных бизнес-плана. В постановлении суда по одному из дел было отмечено следующее. Из представленного истцом расчета упущенной выгоды следует, что им были использованы сведения бизнес-плана, которые носят хоть и экономически рассчитанный, но предположительный характер. Однако осталось неизвестно, сколько предприятие заработало бы реально в планируемые сроки, сколько оно смогло бы произвести и реализовать продукции, сколько получить планируемых средств. Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 03.04.2006 г. по делу № 09АП-1850/06-ГК.

При определении размера упущенной выгоды необходимо пользоваться рядом критериев, установленных именно для этого действующим законодательством, в первую очередь, критерием «обычных условий гражданского оборота». В п. 10 Информационного письма от 21.01.2002 г. № 67 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре, о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами» Президиум ВАС РФ отметил, что кассационная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции, правильно указала на недостаточно полное исследование судом вопроса о размере подлежащих взысканию убытков. Сумма убытков в виде упущенной выгоды должна быть определена исходя из размера дохода, который мог бы получить истец при нормальном обороте ценных бумаг, т.е. размер упущенной выгоды должен определяться обычными условиями гражданского оборота и реально предпринятыми мерами для ее получения. Существует, однако, одно важное условие для использования этого критерия — рынок должен быть стабильным, и упущенная выгода должна рассчитываться на уровне стабильных показателей.

Еще один важный момент — из размера упущенной выгоды должны исключаться все суммы, которые кредитор сберег вследствие того, что другая сторона нарушила свои обязательства по договору.

Причинно-следственная связь между фактом нарушения права и убытками в виде упущенной выгоды должна иметь следующие характеристики:

— причина предшествует следствию;

— причина является необходимым и достаточным основанием наступления следствия.

Именно факт нарушения права ответчиком, и только он должен являться причиной неполучения истцом доходов. Истец должен доказать, что другие обязательства никоим образом не влияли на неполучение им дохода. Суд именно поэтому должен оценить предпринятые истцом меры и сделанные им приготовления для получения упущенной выгоды.

Возможны два принципиально разных варианта.

1. Доходы должны быть получены от контрагента, нарушившего права истца. В этом случае причинно-следственная связь между нарушением права и причинением убытков весьма наглядна и не нуждается в специальном доказывании. Например, если в нарушение требований ст. 854 ГК РФ банк необоснованно списал со счета клиента денежные средства, тот вправе требовать взыскания не только процентов по ст. 856 ГК РФ, но и упущенной выгоды. Очевидно, что она будет равна величине процентов, которые банк должен был в соответствии со ст. 852 ГК РФ начислить на денежные средства, находящиеся на счете клиента, поскольку иной порядок не был предусмотрен договором банковского счета.

2. Доходы должны быть получены от контрагента по другому обязательству. Наличие причинно-следственной связи здесь не столь очевидно. Истец должен доказать, что нарушение права его контрагентом по одному обязательству повлекло невозможность получения дохода по другому обязательству. Для этого необходимо исключить посторонние факторы. В таких случаях суд с особой тщательностью проверяет предпринятые истцом меры для получения упущенной выгоды, а также сделанные для этого приготовления.

Доказывая причинно-следственную связь, истец может представить уже заключенные договоры с другими контрагентами, которые не были им исполнены ввиду неисполнения либо ненадлежащего исполнения своих обязанностей ответчиком.

Истцу, являющемуся надлежащей стороной по делу, необходимо учесть также некоторые процессуальные аспекты:

— отсутствие факта пропуска срока исковой давности;

— отсутствие процессуальных препятствий (соблюдение претензионного порядка разрешения спора, соответствие формы и содержания искового заявления и прилагаемых к нему документов требованиям процессуального законодательства и др.).

Только четкое представление о перечне обстоятельств, входящих в предмет доказывания, позволит истцу решить множество вопросов, связанных с упущенной выгодой. Наиболее важный из них — вопрос о ее наличии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *