Является ли ИП должностным лицом по КоАП

Автор: | 04.05.2019

Индивидуальный предприниматель является должностным лицом, неся ответственность по административным нарушениям

Понятие «должностное лицо» подразумевает совокупность неких определённых признаков, соответствующих гражданину или представителю организации. Должностное лицо – российский гражданин, занимающий некую должность на постоянной или временной основе в госорганах, органах самоуправления и муниципалитета, вооружённых силах, воинских формированиях. Чтобы считаться должностным лицом, гражданин должен действовать в служебных целях согласно должностной инструкции, иметь полномочия на выполнение неких действий. В процессе трудовой и служебной деятельности должностное лицо выполняет властные полномочия, занимается организационными вопросами, выполняя указания не только государственных органов, но и общества. Также им должна обеспечиваться свобода права и защищаться интересы граждан и организаций. В литературе встречается мнение, что должностным лицом признаётся только тот гражданина, который в своей профессиональной деятельности имеет дело с людьми, а не имуществом. Таким образом, чёткого разъяснения относительно понятия должностного лица не существует.

Должностным лицом может быть признан практически любой работник как организации (юрлица), так и ИП. Этот работник выполняет организационные, распорядительные, хозяйственные или административные функции. Под понятие и характеристики должностного лица может попасть бухгалтер, заместитель директора, старший менеджер и многие другие лица. У индивидуального предпринимателя, ведущего хозяйствование самостоятельно, он лично и признаётся должностным лицом, но только в том случае, если возникает какое-либо правонарушение административного характера и ИП привлекается к ответственности.

Индивидуальный предприниматель является должностным лицом только при рассмотрении вопроса административных нарушений. Понятие индивидуального предпринимателя раскрывает 23-я статья ГК, она же указывает на то, что все граждане, совершающие операции по извлечению прибыли, должны пройти процесс регистрации в ФНС. Если же такая деятельность осуществляется обычным физическим лицом, возникает нарушение норм гражданского законодательства. Кодекс, регулирующий состав и последствия административных нарушений, является также основным документом для принятия законом и нормативных актов РФ. Согласно тексту КоАП, административная ответственность может наступить как в случае какого-либо действия, так и бездействия. Нормами КоАП также установлено, что ИП несут ответственность за админнарушения в качестве должностных лиц.

Индивидуальный предприниматель является должностным лицом при возникновении такой ответственности. Наказаниями могут выступать:

-штраф административного характера;

-вынесение предупреждения;

-наложение ареста и изъятие предмета или орудия совершённого правонарушения;

-лишение некоего, данного ИП, права на осуществление деятельности, операций, сделок и прочего;

-административный арест гражданина;

-дисквалификация;

-приостановление деятельности предпринимателя или юридического лица на основе административного решения.

Для ИП правонарушениями признаются: отсутствие ККМ в особых, установленных законодательством, случаях либо применение техники, которая не соответствует установленным стандартам. Административным нарушением также является отказ бизнесмена выдать клиенту-покупателю свидетельство регистрации в ФНС, квитанции, товарного чека, накладные и прочие подтверждающие документы. Статья 15.1 КоАП признаёт нарушением также несоответствие правилам работы с наличными деньгами, неправильный учёт таких операций – не оприходование финансовых поступлений, расчёты с поставщиками или клиентами не через кассу, накопление денежных средств в кассе сверх положенной нормы, неправомерное хранение средств и прочее. Такие нарушения повлекут за собой обязательное наказание в виде штрафа; для ИП – 4000–5000 рублей.

Индивидуальный предприниматель является должностным лицом в плане привлечения к ответственности, если коммерческая деятельность проводится им без предварительной регистрации. Это устанавливает статья 14.1 КоАП. Если такая деятельность будет замечена и доказана уполномоченными органами, на гражданина будет наложен штраф административного характера.

В примечании к ст. 2.4 КоАП РФ приведено следующее определение: «Под должностным лицом в настоящем Кодексе следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, а также лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, несут административную ответственность как должностные лица, если законом не установлено иное». Как видим, в КоАП практически то же понимание должностного лица, что и в УК, только в ст. 2.4 КоАП уточняется, что значит «осуществляющее функции представителя власти»: «наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от данного лица», а также в КоАП РФ нет «государственной корпорации», но по-видимому, скоро в КоАП внесут поправку насчет государственной корпорации, так как в примечание к ст. 285 УК такая поправка была внесена в 2007 г. К лицам, выполняющим организационно-распорядительные функции, можно, например, отнести начальника отдела кадров, госинспекторов и др.; административно-хозяйственные (полномочия по управлению и распоряжению госимуществом) – начальников финансовых, планово-хозяйственных, снабженческих отделов. В ст. 2 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ» приводится следующее определение: «Должностное лицо местного самоуправления – выборное либо работающее по контракту (трудовому договору) лицо, выполняющее организационно-распорядительные функции в органах местного самоуправления и не относящееся к категории государственных служащих; выборное должностное лицо местного самоуправления – должностное лицо, избранное населением непосредственно или представительным органом местного самоуправления из своего состава, наделенное согласно уставу муниципального образования полномочиями на решение вопросов местного значения».
В законодательстве не содержится единого понятия должностного лица, которое могло бы применяться ко всем отраслям права. Однако определенные акты все же содержат дефиницию данной правовой категории. В Уголовном кодексе РФ, в Кодексе РФ об административных правонарушениях приводится толкование понятия должностного лица. Также определение содержится в Федеральном законе «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ». Согласно примечанию к ст. 285 УК РФ, «должностными лицами в статьях настоящей главы признаются лица, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющие функции представителя власти либо выполняющие организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации». Приведенное определение относится к главе 30 «Преступления против государственной власти, интересов государства и службы в органах местного самоуправления»

К вопросу о признании должностным лицом руководителей коммерческих организаций (Быкова Е., Яшков С.)

В настоящее время в правоприменительной практике участились случаи неверного толкования понятия должностного лица, что влечет за собой признание таковым руководителей коммерческих организаций.
Установление точного содержания понятия должностного лица — один из наиболее важных вопросов применения немалого числа норм особенной части УК, и прежде всего — содержащихся в гл. 30 Кодекса <1>.
———————————
<1> Бриллиантов А., Яни П. Должностное лицо: представитель власти // Законность. 2010. N 5. С. 18.
Понятие должностного лица дано в примечании к ст. 285 УК РФ, согласно которому можно выделить три группы признаков. Данными признаками являются характер выполняемых функций, место и основание их выполнения. Для признания лица должностным необходимо наличие совокупности всех трех признаков. На практике же для правоприменителя нередко достаточно установления того, что лицо обладает одной из функций, указанных в законе. Место и основание их выполнения для него «презюмируются», в связи с чем делается вывод о том, что лицо является должностным.
В основном подобный подход к определению статуса должностного лица является верным. Так, если следователь пришел к выводу, что субъект обладает хотя бы одной из присущих ему функций — представителя власти, организационно-распорядительной или административно-хозяйственной, то достаточно закономерным является заключение, что выполняет оно эти функции постоянно, временно или по специальному полномочию и в тех местах работы, которые определены примечанием к ст. 285 УК РФ. Однако в некоторых случаях правоприменитель неосновательно смешивает различные организационно-правовые формы юридических лиц — государственное, муниципальное учреждение и государственное, муниципальное предприятие.
Исходя из примечания к ст. 285 УК РФ все места работы должностных лиц являются государственными либо муниципальными. К ним относятся государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения, государственные корпорации, а также Вооруженные Силы РФ, другие войска и воинские формирования Российской Федерации.
Согласно гражданскому законодательству Российской Федерации и учреждения (п. 2 ст. 123.1 ГК РФ), и предприятия (п. 1 ст. 114 ГК РФ, ст. 125 ГК РФ) как юридические лица могут создаваться Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. К государственному или муниципальному учреждению относится некоммерческая организация, созданная собственником для осуществления управленческих, социально-культурных или иных функций некоммерческого характера (п. 1 ст. 123.21 ГК РФ). Государственное или муниципальное предприятие — это коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество (п. 1 ст. 113 ГК РФ).
Таким образом, государственное или муниципальное учреждение создается для осуществления публичных (т.е. государственных) функций (управленческие, социально-культурные, другие), в то время как государственное или муниципальное предприятие — для частных, а именно для извлечения прибыли в качестве основной цели своей деятельности (ст. 50 ГК РФ).
В связи с этим сотрудники государственных или муниципальных предприятий не могут выполнять каких-либо функций, свойственных должностным лицам, за исключением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных. Вместе с тем совершение уголовно наказуемого деяния при выполнении названных функций не может быть оценено по нормам гл. 30 УК РФ.
В конце 1990-х — начале 2000-х гг. в судебной практике директор государственного или муниципального предприятия однозначно не признавался должностным лицом. Например, Озерским городским судом Челябинской области 2 апреля 1999 г. руководитель группы материально-технического снабжения государственного унитарного предприятия — производственного объединения «Маяк» П. осуждена по ч. 3 ст. 204 УК РФ. Челябинский областной суд судебное решение отменил, а дело направил на новое судебное рассмотрение, считая квалификацию действий П. неправильной. Отменяя последнее судебное решение, Верховный Суд РФ указал, что действие статей гл. 30 УК РФ согласно примечанию к ст. 285 УК РФ распространяется только на государственные учреждения. Государственное учреждение относится к некоммерческим организациям, порядок создания и деятельности которых регламентирован ст. 120 ГК РФ. Производственное же объединение «Маяк» — это государственное предприятие, а не учреждение и действует как коммерческая организация в форме государственного унитарного предприятия. Поэтому действия П. не могут быть квалифицированы по статьям гл. 30 УК РФ. При таких обстоятельствах суд первой инстанции дал правильную квалификацию действиям П. по ст. 204 УК РФ <2>.
———————————
<2> Определение Верховного Суда РФ от 30 ноября 1999 г. // СПС «КонсультантПлюс».
В другом случае приговором Московского городского суда от 25 декабря 1998 г. по п. п. «б», «в», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ Г. осуждена за то, что, работая директором государственного унитарного предприятия и являясь должностным лицом, за заключения договоров подряда получила взятки от директора ООО «Айна-1». Верховный Суд РФ не согласился с такой квалификацией и, сославшись на примечание к ст. 285 УК РФ, указал, что для решения вопроса, является ли должностным лицом руководитель предприятия, имеет значение не только форма собственности, но и вид деятельности предприятия, и руководители коммерческих организаций не могут быть признаны должностными лицами. Проанализировав положения ст. ст. 50 ГК РФ, 113 ГК РФ и примечания к ст. 201 УК РФ, Верховный Суд РФ пришел к выводу о том, что Г. не может быть признана должностным лицом и ее действия с п. п. «б», «г» ч. 4 ст. 290 УК РФ должны быть переквалифицированы на п. «б» ч. 4 ст. 204 УК РФ <3>.
———————————
<3> Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 30 июня 1999 г. N 572п99 // СПС «КонсультантПлюс».
В подтверждение такой точки зрения можно привести еще примеры. Самарским областным судом 24 августа 2001 г. Э. осужден по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ. Он признан виновным в том, что, работая директором Парка культуры и отдыха им. А.М. Горького г. Самары, получил от К. взятку путем вымогательства. Верховный Суд РФ приговор изменил и переквалифицировал действия осужденного с п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ на п. «в» ч. 4 ст. 204 УК РФ, указав: правильно установив фактические обстоятельства, суд ошибочно квалифицировал действия Э. по п. «в» ч. 4 ст. 290 УК РФ, поскольку Э. являлся директором муниципального унитарного предприятия <4>.
———————————
<4> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 21 ноября 2001 г. N 46-о01-101 // СПС «КонсультантПлюс».
По приговору Курганского областного суда И., Т., Ч. и В. признаны виновными по ст. 292 УК РФ, а К. и М. — по ч. 1 ст. 293 УК РФ. Все осужденные являлись работниками Курганского отделения Южно-Уральской железной дороги. Верховный Суд РФ акцентировал внимание, что суд пришел к выводу в части невозможности квалификации содеянного по статьям гл. 30 УК РФ, поскольку Курганское отделение ЮУЖД является государственным предприятием, действующим как коммерческая организация в форме государственного унитарного предприятия. Однако, несмотря на такой вывод, суд признал И., Т., Ч. и В. виновными по ст. 292 УК РФ, а К. и М. — по ч. 1 ст. 293 УК РФ, т.е. признал их виновными в совершении преступлений, входящих в гл. 30 УК РФ. Приговор в этой части отменен, а дело прекращено производством в связи с отсутствием в действиях осужденных состава преступления <5>.
———————————
<5> Обзор судебной практики Верховного Суда РФ от 12 февраля 2003 г. «Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2002 год» // СПС «КонсультантПлюс».
Еще пример. Постановлением судьи Дедовичского районного суда Псковской области от 19 августа 2003 г. Ч., подозреваемый в совершении должностного преступления, временно отстранен от должности директора федерального государственного унитарного предприятия «Дедовичское автотранспортное предприятие». Постановлением президиума Псковского областного суда постановление судьи отменено. Верховный Суд РФ по представлению заместителя Генерального прокурора РФ отменил постановление Президиума и указал в определении следующее: суд надзорной инстанции в обоснование своего решения сослался на то, что директор государственного унитарного предприятия не является должностным лицом, указанным в примечании к ст. 285 УК РФ, поэтому на него не могут распространяться требования ст. 114 УПК РФ. Обосновывая принятое решение, Верховный Суд РФ не возражал против доводов Президиума Псковского областного суда относительно того, что Ч. не является должностным лицом, акцентировав внимание на том, что круг лиц, на которых распространяются требования ст. 114 УПК РФ, законодателем существенно расширен и не исчерпывается категориями, перечисленными в примечании к ст. 285 УК РФ <6>. Таким образом, в очередной раз прослеживается позиция высшей судебной инстанции относительно того, что руководитель унитарного предприятия не может быть признан должностным лицом.
———————————
<6> Обзор судебной практики «Обзор надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за 2004 год» // СПС «КонсультантПлюс».
На уровне судов субъектов РФ прослеживается аналогичная тенденция. Приговором Советского районного суда г. Казани от 11 февраля 2002 г. Н. и С. были осуждены по ч. 2 ст. 293 УК РФ. Президиум Верховного суда Республики Татарстан действия Н. и С. переквалифицировал на ч. 2 ст. 250 УК РФ. В обоснование принятого решения, сославшись на примечание к ст. 285 УК РФ, Президиум указал: коммунальное унитарное предприятие «Водоканал», в котором работают Н. и С., является не учреждением, а предприятием, действующим как коммерческая организация в форме государственного унитарного предприятия в соответствии со ст. 113 ГК РФ. При таких обстоятельствах осужденных нельзя признать субъектом должностных преступлений, предусмотренных гл. 30 УК РФ <7>.
———————————
<7> Судебная практика Верховного суда Республики Татарстан. Работники предприятия, действующего как коммерческая организация в форме государственного унитарного предприятия в соответствии со ст. 113 ГК РФ, не могут быть субъектом должностных преступлений, предусмотренных главой 30 УК РФ // СПС «КонсультантПлюс».
В настоящее время следственно-судебная практика в этой части противоречива. Так, в случае привлечения руководителя государственного или муниципального предприятия к уголовной ответственности за злоупотребления полномочиями названный субъект не признается должностным лицом.
Например, по приговору Басманного районного суда г. Москвы от 26 ноября 2010 г. С.Т. осуждена по ч. 1 ст. 285 УК РФ. Государственным обвинителем в качестве одного из доводов кассационного представления указано, что С.Т. субъектом должностного преступления не является, поскольку она занимала должность заведующей детским садом государственного унитарного предприятия г. Москвы «М». Судебная коллегия по уголовным делам Московского городского суда согласилась с данным доводом, сделав акцент на необходимости исследования всех признаков должностного лица, закрепленных в примечании к ст. 285 УК РФ. Дело было направлено на новое рассмотрение <8>.
———————————
<8> Кассационное определение Московского городского суда от 9 февраля 2011 г. по делу N 22-1531\2011 // СПС «КонсультантПлюс».
В другом случае приговором Калининского районного суда г. Уфы Республики Башкортостан К. осужден по ч. 1 ст. 285, ст. 292 УК РФ. Он признан виновным в том, что, работая директором предприятия «К», являясь должностным лицом, постоянно осуществляющим функции представителя власти, совершил злоупотребление должностными полномочиями вопреки интересам службы из личной заинтересованности, внеся заведомо ложные сведения в официальные документы, а также из личной заинтересованности совершил служебный подлог. Президиум Верховного суда Республики Башкортостан изменил приговор, действия К. переквалифицировал с ч. 1 ст. 285, ст. 292 УК РФ на ч. 1 ст. 201 УК РФ по следующим основаниям. Действие статей гл. 30 УК РФ согласно примечанию к ст. 285 УК РФ распространяется только на государственные учреждения, которые относятся к некоммерческим организациям, порядок их создания и деятельности регламентирован ст. 120 ГК РФ. Как видно из приговора, К. работал директором государственного унитарного предприятия «К», находящимся в государственной собственности. На основании ч. 1 ст. 113 ГК РФ унитарным предприятием признается коммерческая организация, не наделенная правом собственности на закрепленное за ней собственником имущество. В форме унитарных предприятий могут быть созданы только государственные и муниципальные предприятия. Отсюда следует, что К., выполнявший административно-хозяйственные функции в коммерческой организации в форме государственного унитарного предприятия, не является должностным лицом, следовательно, и субъектом преступления, предусмотренного ст. 285 УК РФ. Ответственность за злоупотребление полномочиями лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой организации, установлена в ст. 201 УК РФ <9>.
———————————
<9> Обзор кассационной и надзорной практики по уголовным делам Верховного суда Республики Башкортостан за второе полугодие 2008 года (http://vs.bkr.sudrf.ra/modules.php?name=docum_sud&id=94) (дата обращения: 11.02.2015)).
Однако есть примеры судебных решений, согласно которым если руководитель государственного или муниципального предприятия не исполняет или ненадлежащим образом исполняет обязанности вследствие недобросовестного или небрежного отношения к их исполнению, то названный субъект признается должностным лицом и содеянное оценивается по соответствующей части ст. 293 УК РФ.
Так, приговором Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 17 мая 2010 г. директор муниципального унитарного предприятия <…> П. осуждена по ч. 4 ст. 160 УК РФ за присвоение, т.е. четыре хищения чужого имущества, вверенного виновному, совершенные группой лиц по предварительному сговору, лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупных размерах; начальник отдела планирования, финансирования и учета (главный бухгалтер) муниципального унитарного предприятия <…> Ш. осуждена по ч. 1 ст. 293 УК РФ. В кассационных жалобах осужденных оспаривалось, в частности, признание названных лиц должностными. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ акцентировала внимание, что не основаны на материалах дела доводы жалобы защитника П., а также жалобы осужденной Ш. о том, что П. и Ш. ошибочно признаны судом должностными лицами. В обоснование такой позиции было указано следующее. Исследовав перечисленные в приговоре документы, суд сделал правильный вывод о том, что на момент инкриминированных П. и Ш. деяний МУП <…> по своей организационно-правовой форме являлось муниципальным унитарным предприятием, имущество которого находилось в собственности <…>. Суд пришел к обоснованному выводу о том, что директор П. и начальник <…> Ш. осуществляли организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции органа местного самоуправления по начислению, приему, перечислению денежных средств населения по оплате коммунальных услуг и оплате за жилье, а, следовательно, с учетом примечания к ст. 285 УК РФ, директор МУП <…> П. и начальник отдела планирования, финансирования и учета (главный бухгалтер) МУП <…> Ш., в период совершения ими преступлений: П. — хищения денежных средств в сумме <…>, а Ш. — халатности (в августе 2004 г.) являлись должностными лицами. Приговор оставлен без изменения, кассационные жалобы — без удовлетворения <10>.
———————————
<10> Кассационное определение Верховного Суда РФ от 21 сентября 2010 г. по делу N 74-О10-29 // СПС «КонсультантПлюс».
Такое решение было принято невзирая на то, что Пленум Верховного Суда РФ прямо указывал: «Решая вопрос о наличии в действиях лица состава преступления, предусмотренного статьей 204 УК РФ, судам следует исходить из того, что под коммерческой организацией в соответствии со статьей 50 ГК РФ следует понимать организацию (юридическое лицо), которая в качестве основной цели своей деятельности преследует извлечение прибыли (например, хозяйственное товарищество и общество, производственный кооператив, государственное и муниципальное унитарное предприятие). При этом необходимо учитывать, что унитарное предприятие, являясь в силу статьи 113 ГК РФ коммерческой организацией, не наделено правом собственности на закрепленное за ним собственником (учредителем) имущество, в отношении которого оно осуществляет лишь хозяйственное ведение или оперативное управление (статьи 114 и 115 ГК РФ)» <11>. Кроме того, отнесение государственных и муниципальных унитарных предприятий к коммерческим организациям следует и из ст. 23 УПК.
———————————
<11> Пункт 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» (утратил силу). Действующее Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий».
Неправильную позицию порой занимают и некоторые суды нижестоящих инстанций. Например, органами предварительного расследования директор унитарного предприятия г. Владикавказа Б. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ. При рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции государственный обвинитель отказался от обвинения по ч. 1 ст. 201 УК РФ и просил суд переквалифицировать действия Б. с ч. 1 ст. 201 УК РФ на ч. 1 ст. 293 УК РФ. Судья удовлетворил ходатайство, квалифицировал содеянное по ч. 1 ст. 293 УК РФ и прекратил уголовное дело в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования <12>.
———————————
<12> Постановление Советского районного суда г. Владикавказа РСО-Алания от 27 марта 2013 г. (https://rospravosudie.com/court-sovetskij-rajonnyj-sud-g-vladikavkaza-respublika-severnaya-osetiya-alaniya-s/act-459887614 (дата обращения: 11.02.2015)).
Представляется, в данной ситуации нужно было прекратить уголовное дело за отсутствием состава преступления. Изначально было верно определено, что директор унитарного предприятия является лицом, управляющим коммерческой организацией. Но поскольку государственный обвинитель отказался от обвинения по ч. 1 ст. 201 УК РФ, а ответственность за неосторожные преступления, совершенные указанным субъектом, не установлена действующим уголовным законодательством, то в содеянном Б. отсутствуют признаки какого-либо преступления.
Приведенные примеры позволяют констатировать следующее. В диспозиции ч. 1 ст. 293 УК РФ имеется конкретное указание на то, что субъектом халатности может выступать исключительно должностное лицо, признаки которого закреплены в примечании к ст. 285 УК РФ. В этой же норме установлено, что она распространяется на все статьи гл. 30 УК РФ. При этих условиях признание руководителя государственного или муниципального предприятия должностным лицом является необоснованным.
Вместе с тем пробелом в законе нужно признать отсутствие уголовной ответственности за неосторожные преступления для лиц, управляющих коммерческой или иной организацией, не являющихся государственным либо муниципальным органом, государственным или муниципальным учреждением.
В настоящее время предпринимается попытка устранить этот пробел путем внесения изменений в УК РФ. Так, 19 ноября 2014 г. Государственной Думой Российской Федерации в 1-м чтении принят проект Федерального закона N 394011-6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (в части усиления ответственности за преступления, связанные с ненадлежащим исполнением должностных обязанностей), внесенный Правительством РФ <13>. В соответствии с данным проектом п. 1 примечания к ст. 285 УК РФ предлагается дополнить таким местом работы должностного лица, как государственные и муниципальные предприятия.
———————————
<13> Проект федерального закона N 394011-6 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».
Представляется, что подобная законодательная инициатива актуальна, но недостаточно проработана. Так, если признать руководителей государственных и муниципальных предприятий должностными лицами, то правоприменителю не избежать конкуренции ст. ст. 285, 290 УК РФ и ст. ст. 201, 204 УК РФ. Поэтому в данной ситуации целесообразно внести изменения и в примечание к ст. 201 УК РФ, исключающие указанных лиц из числа выполняющих функции в коммерческой или иной организации. Еще одним способом не допустить конкуренции названных норм является дополнение диспозиции ч. 1 ст. 293 УК РФ таким субъектом преступления, как руководитель государственного или муниципального предприятия.
Вместе с тем в случае признания этих лиц должностными либо субъектами преступления, предусмотренного ст. 293 УК РФ, произойдет подмена объекта уголовно-правовой охраны, поскольку руководители государственных и муниципальных предприятий посягают в первую очередь на интересы коммерческой организации. Состав конкретного преступления предполагает единство объективных и субъективных признаков. В данном случае субъективные и объективные признаки вступят в противоречие друг с другом.
Кроме того, если изменить уголовное законодательство в одном из вышеназванных направлений, то по-прежнему останется открытым вопрос о том, каким образом оценивать неосторожные преступления, совершенные руководителями коммерческих или иных организаций, не являющихся государственным или муниципальным предприятием.
В связи с этим представляется целесообразным дополнить гл. 23 УК РФ статьей, устанавливающей ответственность лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к ним, повлекшего общественно опасные последствия.
Пристатейный библиографический список
Бриллиантов А., Яни П. Должностное лицо: представитель власти // Законность. 2010. N 5.

Должностное лицо

«Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» от 30.12.2001 N 195-ФЗ
(ред. от 06.02.2019)Примечание. Под должностным лицом в настоящем Кодексе следует понимать лицо, постоянно, временно или в соответствии со специальными полномочиями осуществляющее функции представителя власти, то есть наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся в служебной зависимости от него, а равно лицо, выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных организациях, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Совершившие административные правонарушения в связи с выполнением организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций руководители и другие работники иных организаций, арбитражные управляющие, а также совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьями 9.22, 13.25, 14.24, 14.25, 14.55, 14.56, частью 3 статьи 14.57, 14.61, 14.63, 14.64, 15.17 — 15.22, 15.23.1, 15.24.1, 15.25, 15.26.1, 15.26.2, 15.29 — 15.31, 15.37, 15.38, частью 9 статьи 19.5, статьями 19.7.3, 19.7.12 настоящего Кодекса, члены советов директоров (наблюдательных советов), коллегиальных исполнительных органов (правлений, дирекций), счетных комиссий, ревизионных комиссий (ревизоры), ликвидационных комиссий юридических лиц и руководители организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных органов других организаций, физические лица, являющиеся учредителями (участниками) юридических лиц, руководители организаций, осуществляющих полномочия единоличных исполнительных органов организаций, являющихся учредителями юридических лиц, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие функции члена комиссии по осуществлению закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, контрактные управляющие, работник контрактной службы, совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьями 7.29 — 7.32, 7.32.5, частями 7, 7.1 статьи 19.5, статьей 19.7.2 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие функции по организации и осуществлению закупок в соответствии с законодательством Российской Федерации в сфере закупок товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц, в том числе члены комиссии по осуществлению закупок, совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьей 7.32.3, частью 7.2 статьи 19.5, статьей 19.7.2-1 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие функции члена лицензионной комиссии и совершившие административное правонарушение, предусмотренное статьей 19.6.2 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица, если настоящим Кодексом не установлено иное. Лица, осуществляющие функции по организации и проведению обязательных в соответствии с законодательством Российской Федерации торгов, в том числе члены конкурсной комиссии, аукционной комиссии, совершившие административные правонарушения, предусмотренные статьей 7.32.4 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Лица, осуществляющие деятельность в области оценки пожарного риска (аудита пожарной безопасности), совершившие административные нарушения, предусмотренные частью 9 статьи 20.4 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица. Физические лица, осуществляющие деятельность в области проведения экспертизы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд, совершившие административное правонарушение, предусмотренное статьей 7.32.6 настоящего Кодекса, несут административную ответственность как должностные лица.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *